Dream On, Dreamer
Автор: Кактус
Бета: Tanyka-san (моя красавица и любимица)
Название: Простые истины.
Жанр: бред, ересь.
Персонажи: Ино-чан, Дейдара-семпай, Наруто, Неджи - в этой главе
Пейринг: ТенТен/Неджи (только намек)
Предупреждения: AU, POV Ино, ООС, розово-оранжевые сопли-слюни, употребление слэнговых выражений, ненорматив не прописан, но имеется ввиду.
Статус: закончен.
Размещение: нет и еще раз нет.
От автора: бредятинка. Моя палатка в лечебнице Св. Мунго меня таки дождалась! Я полетел туда.
Дисклеймер: Кишимото Масаши



«Вождение в пьяном виде жестоко карается законом», — думала девушка, сидя в обезьяннике, в компании шестерых не очень молодых, не очень дружелюбных, не очень симпатичных, не очень мужчин...да что там врать: не очень людей, бросающих на нее наглые и многообещающие взгляды: короткая юбка делает свое дело, пусть и не вовремя.
Вот-вот должен был приехать Шика, что очень ее удивило (она ожидала, что он просто пошлет), и забрать домой, а точнее, в ее новый дом.
— Эй, красотка, — окликнул Ино один из этих недочеловеков, — может, познакомимся? — его приятели дружно заржали.
— Неужели девушка с таким лицом, как у меня, захочет знакомиться с таким, как ты?
Смех мигом рассеялся, что привело ее в полнейший восторг.
Наконец, показался и ее друг, почти что в подштаниках, потому что была уже глубокая ночь. Весь вид его говорил о том, что она просто оторвала его от кровати и заставила ехать за ней на другой конец города, заплатить залог (ее деньги улетучивались со скоростью света), потом и отвезти домой, что делом для него было невыполнимым.
-Шика! — Ино бросилась к нему на шею, а парень очень заразительно зевнул, убирая ее руки. — Что бы я без тебя делала!
— Торчала бы в компании шестерых бабуинов.
Шикамару обреченно вздохнул, проклял тот день, когда познакомился с этой сумасшедшей, открыл дверцу автомобиля и увез ее из этого гнусного места. Ино, все-таки очень проблематичная девица, не смотря на добрый нрав.
На минуту ей даже показалось, что он не приедет вовсе, но это же Шика...куда бы он делся?
— Шика, — взмолилась Ино, — ты чего такой грустный?
— Яманако, — он с совершенно серьезным выражением лица повернулся к ней, — еще одна подобная выходка — сама будешь решать свои проблемы.
Ино виновато улыбнулась, обезоруживая своего друга, парень шумно выдохнул и покачал головой.

2.
Ночной Чикаго — вещь незабываемая, фееричная, призрачно-прекрасная.... Город-легенда, родина бесстрашных гангстеров, не менее мужественных сыщиков, соблазнительных танцовщиц из дешевых кабаре и пабов. В каждом уголке и квартале витает еле уловимый аромат 30-х годов прошлого столетия, пусть и застроен высотками и прочей ерундой.
Сакура, главный риэлтор одной крупной компании, нашла для Ино отличную квартирку, почти задаром, пусть Шикамару и говорил, что бесплатный сыр только в мышеловке, но кто станет слушать ближнего, когда есть возможность сэкономить на таких покупках? Именно: кто угодно, только не Яманако — самая что ни на есть настоящая транжира, у которой есть новая сумочка, но нет даже элементарных продуктов питания.
Девушка устало рухнула на огромную двуспальную кровать, мысленно поблагодарив Бога и Сакуру за это чудное местечко. Сон настиг ее быстро, словно притаившийся хищник ничего не подозревающую жертву. Не успела Ино закончит формулировку своей мысли, как провалилась в царство снов, уносимая в бескрайние просторы так любимыми Шикамару облаками.
— Эй, просыпайся! Просыпайся!
Кто-то настойчиво тряс Ино за плечи, возвращая из прекрасного мира света обратно на землю. Ее светловолосая голова моталась из стороны в сторону, но просыпаться девушка не собиралась. Тогда, этот некто виновато поджал губу и со всего размаха влепил ей пощечину, чтобы разбудить.
— Что? Что? — Ино открыла глаз и...-АААА!!!
Отчаянный крик ужаса прорвал ночную тишину, Яманако рефлекторно вжалась в спинку кровати, натянув одеяло на голову. Страшно...очень...кто она?
Полупрозрачная девушка, светящаяся непонятным светом, сидела на кровати, ладонями зажав уши и морща носик.
— Чего так орешь? Можно подумать, призрака увидела...ой. — незнакомка попыталась стянуть одеяло с ошарашенной и испуганной Яманако, что-то бредившей по поводу галлюцинаций и дешевого портвейна. Девушка покачала головой, мол, сумасшедшая и с силой дернула на себя ткань. Блондинке пришлось еще один раз посмотреть на чудовище и снова закричать от ужаса, потому что...
Призрак? Может. Прозрачная девушка с горящими карими глазами и необыкновенными волосами, цвета топленого шоколада. Она тихонько хихикала, прикрывая рот молочно-жемчужной прозрачной ладонью, источая свет, потусторонний, но теплый и приятный.
— К..кто ты? — взмолилась Ино, закрывая глаза.
— Призрак, неужели не поняла? — гостья встала с места и повисла в воздухе, словно подвешенная невидимыми тросами. — Ты в моей квартире теперь живешь...эх, — она грустно вздохнула, и эхо от ее хрустального голоска разлетелось по пустым комнатам, разбавляя атмосферу жизнью...пусть и потусторонней.
Глюки? Да, скорее всего, это просто побочный эффект от дешевого питья, черт, кто просил так напиваться? Что делать? Снова уснуть? Чертовщина какая-то...
— К...как тебя зовут....призрак? — она говорила очень осторожно, тщательно взвешивая каждое слово, боясь разозлить демона.
— ТенТен, — она загадочно, но очень дружелюбно улыбнулась, пытаясь показать, что полностью безопасна, — ты ведь Ино, не правда ли?
Яманако закивала головой в знак согласия.
— М...мне съезжать? Ты только скажи...
— Нет, не нужно... — ТенТен снова села на краешек кровати, ладонью провела по смятым простыням, как-то грустно улыбаясь. — У меня к тебе одна просьба, если ты не против.
Призрак просит об одолжении? Бред. Какой же бред. У Яманако был один способ прийти в нормальное состояние: она подняла руку и влепила себе такую затрещину, что даже ТенТен покрутила пальцем у виска.
— С ума сошла? — Яманако потирала дважды ушибленную щеку, обреченно вздыхая.
— Нет, — огрызнулась Ино, — просто...это как-то нереально...призраки...Боже, я сошла с ума!
— Нет, все как раз нормально, — с материнской нежностью в голосе проговорила девушка-призрак, — так ты поможешь мне?
— Эээээ, да...
— Отлично, — ТенТен заговорщически подмигнула, присаживаясь ближе к помешанной блондинке, — я жила здесь со своим женихом, и это было прекрасное время, — она мечтательно закатила глаза, словно ощущая его присутствие, — но, понимаешь, я умерла два года назад...
Шок. Бред. Как такое возможно?
— Да, — поспешно закивала Ино, — понимаю.
Хотя она ничего не понимала. Ровным счетом. Словно с ней разговаривали на корейском.
— Он жив, но, знаешь, ему трудно как-то. Я переживаю за него, я ведь люблю его.
— А что от меня требуется?
— Помоги ему: расскажи, что я недовольна его поведением, пусть он перестанет убиваться от горя и снова начнет жить, я не хочу, чтобы он чувствовал себя виноватым, я хочу, чтобы он ЖИЛ, понимаешь? Нет его вины в том, что я ушла...вообще ничьей вины в этом нет!
Первая мысль: «Я—то тут причем? В чем я провинилась?»
— Хорошо, я постараюсь ему помочь, — Яманако, словно душевнобольная, начала что-то бормотать — то ли молитву, то ли отворот от порчи.
— Он далеко, — ТенТен снова грустно вздохнула, ностальгия накрыла ее волной, топя в воспоминаниях. — Знаешь, мы любили...любим море. Оно такое прекрасное, такое близкое и одновременно далекое.
— А, как его хотя бы зовут? — Ино в конец убедилась, что сошла с ума.

3.
— Хьюга Неджи...Хьюга Неджи, — Шикамару что-то набирал на компьютере, пытаясь взломать секретные коды базы данных. — О, мы нашли десять тысяч Хьюг Неджи. Кого выбираешь? — он бросил насмешливый взгляд в сторону Яманако.
— Так, — блондинка потерла руки, — он должен быть не старше двадцати восьми лет.
— И почему же? — бровь Шикамару поползла вверх.
— Потому что ей на вид можно дать всего лишь лет двадцать пять, если не меньше. Потом, убери всех некрасивых.
— Это еще почему? — теперь он точно убедился, что Яманако сумасшедшая.
— Потому что она красивая, он тоже должен быть красивым! — она широко улыбнулась.
— Железная логика, — он обреченно покачал головой.
— Не логика, а интуиция! — она подняла вверх указательный палец.
Из соседней комнаты сначала показался двухметровый живот Темари, а потом и сама девушка, немного поправившаяся за последнее время.
«Ну, точно не хочу беременеть», — пронеслось в голове Ино.
— О, Боже Чеджи, прежде чем угробить бедного пациента, подумай — она разговаривала по телефону, забавно строя рожицы Ино и Шикамару, — действительно ему нужно шесть литров, а не миллилитров инсулина? Вот так-то лучше. — она слабо улыбнулась. — Подумать страшно, скольких они укокошат, если я не буду проверять!
Она положила на журнальный столик, возле открытого ноутбука, на котором работал Шикамару, большой шоколадный торт и ушла обратно на кухню, напевая незамысловатую детскую песенку и хитро щуря свои необыкновенные глубокие аквамариновые глаза.
— Огого, — Ино придвинулась ближе к другу, явно чем-то недовольному: эти две сумасшедшие женщины сведут его с ума в ближайшие сроки, — Шика, — она приблизилась к нему, — а Темари знает, что если ты это съешь, у тебя отвалятся ноги? — прошептала девушка. В ответ он коротко кивнул, устало вздыхая. — Оу, — она хихикнула в кулачок, — так ты не сказал ей еще, что диабетик?
— Нет. — он откинулся на спинку мягкого дивана. — Но она знает, поэтому всеми силами пытается вытащить из меня признание.
Ино почесала затылок: как они умудрились пожениться? Таких противоположностей днем с огнем не сыщешь, а тут они сами решили соединиться...наверное, это одна из загадок Вселенной — их любовь.
— Что там с нашим Хьюгой?
— Так-так, — Шикамару что-то набрал на компьютере, и светящийся экран показал всю необходимую информацию, — круг подозреваемых сузился до тысячи...
Ино сдвинула брови: слишком много, нужно что-то придумать...но что?
...он далеко...
— Шика, а кто дальше всех живет?
— Хьюга Неджи, двадцать шесть лет. Остров Крит.
— О, — она кивнула, как знаток дела, а потом легкий румянец залил бледные щеки, — хм, Шика, — она осторожно дотронулась до его плеча, разворачивая к себе лицом, — а где находится остров Крит?
— В Греции, Яманако, сколько можно повторять, чтобы ты взяла учебники и хоть что-нибудь изучила.
— Ой, — она задорно хлопнула его по плечу, — брось, у нас есть дела поважнее...Шика, — она грустно вздохнула, — скажи, зачем я это делаю?
— Чтобы совесть не мучила, Ино.
Да, он прав. Как всегда. Дело за малым: найти того, кто полетел бы вместе с ней на остров Крит, чтобы выполнить долг перед ТенТен и своей совестью, но кто?
1) Шикамару...ну, если она сможет отодрать его от дивана, что маловероятно, то можно рассчитывать и на него.
2) Темари...нет, она замучает ее своими перепадами настроения, у нее характер и так не сахар, а из-за беременности она вообще обезумела.
3) Сакура...о, она останется на десерт, когда Ино вернется с путешествия на этот чертов остров, вот тогда-то Яманако устроит ей Курскую Дугу, чтобы знала, как в следующий раз продавать квартиры с призраками, просящими о том, чтобы смотаться на другой конец планеты и поговорить с абсолютно незнакомым человеком...
4) Саске Учиха, жених Сакуры...неееет, Харуно его не отпустит.
Яманако широко улыбнулась: она знает, кого взять с собой...

4.
Девушка открыла входную, уже потрепанную временем деревянную дверь, и прошла в коридор.
— ДЕЙДАРА-СЕМПАЙ!!!
В коридоре, ровно как и во всей квартире было темно настолько, что дальше кончика своего носа что-либо увидеть было невозможно. Она осторожно продвигалась по длинному узкому коридору, окутанному мраком, как...
— %*(*);№%?*)))+_*(:?*;?%*на :?(№«№%#$^*_+*^$#!HFR:O@@!!! — ее вопль разнесся по всему району, расшугав всех близ находящихся птиц. Она схватилась за ушибленную ногу, проклиная всех идиотов, которые оставляют в коридоре при выключенном свете непонятного рода пакеты с чем-то очень тяжелым и твердым.
Дейдара, сидевший в соседней комнате и что-то лепивший из глины, подскочил на месте и начал с ужасом оглядываться по сторонам, в поисках этого сапожника-маньяка: столько матов...причем таким голосом...
В комнату, слабо освещенную тусклым светом люстры, прыгая на одной ноге, ворвалась, а точнее еле дотащила себя Ино, кривляясь от острой боли. Дейдара шумно выдохнул, но потом резкому облегчению на смену пришла бешеная ярость, смешной гримасой отобразившаяся на лице.
— ПОШЛА ПРОЧЬ ИЗ МОЕГО ДОМА!!! — истошно заорал парень, бросая в нее, и целясь прямо в лоб, очень тяжелый тапок.
Еле увернувшись, Ино озадаченно почесала затылок: к чему бы такая реакция?
Парень сверлил ее взглядом, так свирепо, что по ее спине невольно пробежала мелкая холодная дрожь. Точно...она же разбила его машину всего две недели назад...как она могла об этом позабыть?!
— Ой, ну ладно вам нервничать, Дейдара-семпай...
Она улыбнулась одной из своих самых обезоруживающих улыбок, но по лицу парня можно было сказать, что данные методы ее способов примирения не действовали вообще.
— Пошла прочь из моего дома!
Ино покачала головой и медленно подошла к нему.
— Дедара-семпай...ну чего вы так нервничаете? Успокойтесь. Глубоко вдохните. Очиститесь от негативной энергии.
«Идиотка», — пронеслось в его голове, но ее спокойный и приятный голос все-таки немного остудил его пыл, и он сел на место. Да, эту сторону ее широкой души он знал, как свои пять пальцев, поэтому и нисколько не удивлялся мелким глупостям: что с них, блондинок, возьмешь...но себя он в ряды тугодумов не относил.
— И чего ты пришла?
— Эм...
И она осеклась. Что сказать? Что ее попросил призрак, бывшая хозяйка ее нынешней квартиры, о таком несуразном одолжении? Минимум, что сделает Дейдара — покрутит пальцем у виска и запихнет ее в дурку, о чем он, кстати, очень давно мечтает.
— В общем, Дейдара-семпай, я решила пригласить вас на поездку-путешествие на остров Крит, так сказать, в знак дружбы, — Дейдара фыркнул, — что ли...
Она широко улыбнулась, обнажая свои белоснежные жемчужины зубов.
Его тонкие брови подозрительно поползли вверх: Яманако приглашает его в совместное путешествие? Разве что она подговорила кого-нибудь кокнуть его на середине пути или чего-нибудь в этом роде, но никак не от чистой души.
«Вот ведь ведьма», — снова мелькнуло в его светлой голове. Ино по-щенячьи преданно быстро-быстро начала хлопать своими длинными ресничками, моля парня.
— Дейдара-семпай...ну ПОЖАЛУЙСТА!!! — взмолилась блондинка, тряся его за руку, потом пафосно схватилась за сердце, — вы единственный, с кем я могу полететь!!!
В ответ парень упрямо покачал головой, мол, иди-ка ты Яманако со своими просьбами.
— ДЕЙДАРА-СЕМПАЙ!!! — Ино уже встала на одно колено и начала реветь во весь голос, но и это не смогло проломить холодную стену, которую выставил вокруг себя ее семпай. — Я буду вам готовить! — пообещала девушка.
— Нет. — упрямо покачал головой парень. — Ты машину мою сломала. Где гарантии, что ты и самолет не взорвешь?
— Я буду вам стирать! — она сложила руки.
— Господи Боже мой, я знаю столько способов тебе ответить: нет, никогда, даже не думай, ни за что на свете, нет-нет-нет, ни в коем случае, ответ отрицательный, ответ жестоко отрицательный, нет, неаааа... и наконец мой любимый-человек, падающий с высокой скалы... внимание... нееееееееееееееет! — закончил свою долгую тираду Дейдара, а Ино еле сдержалась, чтобы не разбить какой-нибудь горшок об его светлую голову. Однако, заинтересованности в глазах он утаить не смог.
«Что ж, Ино, придется тебе действовать запрещенными методами».
Она эффектно распустила свои шикарные светлые волосы, коварно сверкнула глазками и расстегнула на блузке верхние две пуговицы. Но ответной реакции не последовало. «Он, что евнух?»
Вообще, Ино жила по нескольким правилам, которые относились исключительно к парням:
1 Любой мужчина прежде всего мужчина, значит...
2. Если он не голубой и не евнух (что вряд ли), то (см. п.3)
3. Его можно соблазнить.
4. Если его можно соблазнить, то можно и влюбить в себя.
5. Ну а кто, как не она, самая распрекрасная и расчудесная девушка в мире это сделает?
6. Ну а дальше вы сами знаете! Любовь-морковь, свой дом и куча орущих детишек. Хотя, по поводу детишек она сомневалась.
«Теперь пора преступать к тяжелой артиллерии, Ино».
— Я клянусь, что отдам вам свою машину, буду каждый день приходить к вам домой, гладить, убираться, стирать, только очень прошу, сделайте мне одолжение!!! — заныла Яманако и снова начала теребить Дейдару за рукав.
«Он идиот, если поверит».
С минуту он колебался, два противных внутренних голоса не давали ему покоя.
— Ну что ж, — он надменно вскинул подбородок и принял такой вид, будто делает ей неимоверно сложное для своего здоровья задание, — поверим тебе.
Ино громко взвизгнула и подскочила на месте, а потом и исполнила «победный танец», пока ее семпай крутил пальцем у виска. Она быстро чмокнула его в щеку и смылась из квартиры под его истошные вопли, чтобы она его больше не трогала.
Яманако на автомате набрала номер Шикамару.
— Шика, забронируй нам два места в самолете. Я нашла спутника! Как приеду — расплачусь.
— Кто-то, по-моему, уволен. — Недовольно буркнул Нара.
— Подумаешь, — махнула рукой Ино, — с кем не бывает, не проблема, так как?
— Через неделю вылетаете.
Ино расплылась в широкой улыбке и поспешила домой, чтобы, наконец, выспаться.
Уже через неделю Ино-кавай и Дейдара-семпай столкнутся с неприятностями на свои буйные головы, а пока, нужно поспать...



За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!
© Булгаков «Мастер и Маргарита»


Я стояла в аэропорту, отсчитывая минуты до взлета, кусая губы. Дейдара-семпай должен был вот-вот приехать, что заботило меня меньше всего. Единственной моей проблемой на данный момент была моя проклятая совесть, которая каждую минуту так и кричала о том, что врать своему семпаю очень дурной поступок. Черт, кто вообще придумал совесть? И что я ему скажу, когда окажется, что на самом деле никакого дружеского путешествия нет, а я просто сошла с ума и выполняю просьбы призраков?
Через час самолет приземлится, и мы полетим прямым рейсом на остров Крит, туда, где живет жених нашей ТенТен, чтобы привести его в чувство... я точно свихнулась!
В толпе мелькнула светлая голова моего семпая, черт, а мы действительно похожи, даже очень. Нужно спросить у папы, не согрешил ли он в молодости, вдруг у меня есть брат? Вид у него не очень, как и у меня, дело ясное — шесть утра, в это время мы только засыпаем, а про пробуждение вообще можно молчать. Господи, какая чушь мне лезет в голову! Это все из-за нехватки мужского внимания!
Так, самое главное рассказать семпаю, что на самом деле у меня слетела крыша, и мы летим, так сказать, на выполнение особо важной мисси по возвращению к жизни Неджи Хьюги, и если вдруг он согласится лететь со мной, то можно сказать, что полдела уже сделано. Может, рассказать ему обо всем в воздухе, чтобы не было у него возможности убежать? Да, это самый правильный и неправильный выбор одновременно.
— Здравствуйте, Дейдара-семпай, как ваше настроение? — я весело поприветствовала его, надеясь хоть на чудо.
— Отвратительно, — буркнул он. Блин, у него очень плохое настроение. Это очень плохо, я бы сказала, даже ужасно.
Ох, чует моя печенка, изрядно избитая алкоголем и судьбой, что я еще долго буду выслушивать его пафосные речи, что-то вроде «Яманако, я вот тебе такую услугу оказываю, а ты...» и дальше уже по накатанной дорожке, что мы проходили еще в школе... да, кстати, мы в одной школе учились, поэтому наша «любовь» берет свои корни еще с прошлого века.
— Ой, да ладно вам, Дейдара-семпай, успокойтесь и расслабьтесь. Очень скоро вы сможете вдохнуть полной грудью морской воздух. Мыслите позитивно! Надейтесь на лучшее!
— Готовьтесь к худшему, — передразнил он меня. Просто невозможный тип, честное слово! Он ни разу не посмотрел на мою короткую юбку! Этого оскорбления я не вынесу. И как он может игнорировать меня?
А теперь самое сложное — объясниться с ним. Я собрала всю свою природную наглость в кулак, послала к чертям стеснительность и просто выпустила голос совести наружу, потом вспомнила все самые ласковые слова, чтобы сточить углы и не испугать семпая... поехали:
— Дейдара-семпай, можно с вами поговорить? — я очень осторожно дотронулась до его плеча.
— Валяй, — бросил он небрежно. Он что, меня боится?
— В общем, Дейдара-семпай, я вынуждена признаться что... — я снова запнулась, — что это не дружеское путешествие! — выпалила я, как когда-то в старые добрые времена, когда мама находила мой дневник где-то под кроватью, и мне приходилось ей все подробно объяснять.
Странно, но это его, видимо, не очень-то и удивило. Похоже, он догадывался, что я обманываю.
— Я это уже знаю. Что дальше?
-Хм, дело в том, что в моей новой квартире когда-то жила супружеская пара, но невеста умерла два года назад, а ее дух все еще живет там, вот она меня и попросила, чтобы я смоталась на остров Крит, нашла ее мужа, сказала ему, что ей не нравится его поведение, тем самым вернула его к нормальной жизни, а заодно и заставила замолчать свою совесть.
Я остановилась, переводя дух. Все-таки говорить правду — дело сложное и неприятное, как бы там потом не было спокойно на душе.
Он несколько секунд молча на меня смотрел, видимо, переваривая услышанное, а потом...закатился таким истеричным смехом, что я просто оглохла. Нет, просто невыносимый! Можно подумать, я что-то смешное сказала!
Наконец, спустя примерно десять минут, Дейдара-семпай пришел в себя.
— Ты просто идиотка, Яманако! — выдавил он из себя, разразившись новым приступом смеха. — Подумать только, призрак... — он тыльной стороной ладони вытер слезы.
Хамло, черт бы его побрал, неужели все так запущено? Неужели я действительно сказала такую чушь, что он уже десять минут не может прийти в себя?
— Дейдара-семпай, я ведь серьезно.
Он резко прекратил смеяться и с очень серьезным выражением лица уставился на меня.
— Яманако, ты свихнулась. То есть ты использовала меня?
О, как же сильно он себя любит, мой семпай, я просто в шоке!
— Нет, Дейдара-семпай, но я же вам обещала новую машину, — завопила я. Как хорошо, что здесь моя совесть-то и заткнулась, а то пришлось бы говорить правду и все такое, что затянуло бы время.
— А еще гладить, мыть и убираться. Я очень хорошо помню то, что ты мне обещала, главное, чтобы ты этого не забывала, — я поневоле закатила глаза.
— Не волнуйтесь, Дейдара-семпай, ни в жизнь! Я ни за что не брошу вас!
А все-таки он не поверил мне...

***

Итак, в сотый раз поблагодарив Бога и Шикамару, попросив дьявола забрать к себе Харуно, я вышла из здания аэропорта. Черт бы побрал семпая, почему он так меня ненавидит, что даже багаж не забрал, а заставил меня, такую красивую и расчудесную девушку тащить это стокилограммовое чудо на своих хрупких плечах? О, Аматэрасу, что за человек, этот Дейдара.
— Яманако, — он подошел ближе и с огромной порцией злорадства в голосе спросил, — ты чего так медленно?
В ответ я отвернулась, что-то пробурчав (ну, как «что-то»...маты, маты и, конечно же, маты...эй, не смотрите на меня так, этому я научилась у Темари, между прочим).
Этот самый остров Крит встретил нас не очень дружелюбно: тучи, серое небо и прочая ерунда. Нет, только подумайте, круглый год в Греции тепло, но стоило мне приехать — и держите результат: отстоище.
Забрав взятую в аренду машину, мы с семпаем поехали в ближайший отель, который нашел нам Шикамару (отдельное ему за это спасибо).
Он молчал. Черт его дери, почему он молчит? Дейдара-семпай, не молчите, скажите хоть что-нибудь, очень прошу...
Видимо, день сегодня не мой, потому что всю дорогу он не проронил ни слова, как партизан, я даже, как вполне воспитанная девушка, несколько раз пыталась начать разговор, но он почему-то фыркал и отворачивался. Ха, тоже мне важная цыпа.
Пришлось затормозить около одного из магазинов, потому что есть хотелось страшно.
— И купите мне пачку сигарет, — бросила я выходившему из машины семпаю.
Странное дело — я ведь даже и не знаю где именно живет этот Хьюга, только то, что он любит море. Может он живет на берегу в лочужке, как отшельник?
Или улетел куда подальше, а информация устаревшая? Или же я просто чего-то не понимаю?
— Держи, — Дейдара-семпай протянул мне... пачку «Петр I». Он еще и жмот, вай, как мне повезло со спутником, просто сама себе завидую!
— «Петр I», — я пафосно вытянула вперед руку и громко заговорила, — пробей окно в своих легких!
— Фу, — раздался голос семпая у самого моего уха, — плагиат, Яманако, я это где-то уже слышал.
В ответ мне оставалось только промычать что-то невнятное. Какой же он мстительной на редкость оказался сволочью! Даже меня переплюнул. Ужас, народ, видимо, мне придется туговато.
— А ведь мы могли бы мне помочь! — буркнула я, толкая дверь отеля, которого нам нашел Шикамару. Да, отель оказался не очень, похоже, моему другу было просто лень подыскать чего-нибудь стоящего.
Я пару раз стукнула по маленькой кнопочке, чтобы вызвать менеджера или хотя бы швейцара. Через пару минут к нам подбежал молодой паренек, с виду лет девятнадцати, если не меньше.
— Слушаю вас, дамы, — о мой Бог...я поспешно засунула кулак в рот, чтобы не разжать дико, но получилось что-то вроде мычания. Лицо семпая поменяло все оттенки от красного до зеленого. Я держалась из последних сил, потому что...не, ну додуматься же назвать его девушкой!
— Ты...ты, — прошипел семпай, сверля парня взглядом. А дальше последовала долгая тирада, из которой печатными были только запятые, — идиот, придурок, неужели не видно, что я парень?!
Швейцар покраснел и потупился, что-то промямлив в оправдание, и попросил прощения, пока блондинчик поливал его грязью. А потом паренек и вовсе смылся, видимо, от стыда.
— Что-то смешное? — прошипел семпай, грубо разворачивая меня к себе лицом.
— Нет, что вы, ничего смешного! — как можно убедительнее начала его уверять, чтобы он прекратил истерику.
— Так-то лучше, — процедил он сквозь стиснутые зубы.
Через пару минут появился главный менеджер, довольно симпатичный мужчина лет сорока. Он приветливо улыбнулся, чтобы разрядить обстановку.
— Здравствуйте, дамы.
Все, это прозвучало как приговор. Я начала дико ржать, просто умирать со смеху. Я сползла на пол и показала менеджеру больной палец, мол так держать, чувак, а он непонимающе уставился на меня, но когда перевел свой взгляд на перекошенного от злости семпая, то улыбка самолично сползла с его лица.
К слову, лексикон семпая на восемьдесят процентов состоял из грубых слов, позаимствованных у Хидана — главного метерщинника всей планеты круглой. И, поверьте мне на слово, детям до двадцати лет такое слушать не рекомендуется самим Минздравом. Семпай вопил, размахивая руками, казалось, он сейчас прибьет беднягу. Менеджер покраснел, начал извиняться, предлагать какие-то услуги, отчего покраснел семпай...
Стоп! Покраснел?! Ками-сама, какой ужас!
— Ино, я не понял, ты вообще на чьей стороне?! — он прищурился, а мне так захотелось домой.
— На стороне правды, Дейдара-семпай. На стороне правды, — выдавила я из себя сквозь приступы истерического смеха.
— Идиотка. Да вообще вы, блондинки, все идиотки и тупицы.
Я обворожительно улыбнулась, указывая на его золотистую шевелюру. Он что-то пробурчал и, выхватив связку ключей из рук менеджера, побрел наверх. А вещи все оставил мне. Вот ведь гадина!
Я, нарочно громко цокая каблуками, чтоб хотя бы на пол излить всю свою накопившуюся обиду, поднималась по лестнице, уставившись себе под ноги, проклиная семпая и весь этот свет, как наткнулась на что-то очень мягкое...
Последнее, что я запомнила — это ведро с грязной водой, мокрую тряпку и чье-то бесконечно виноватое лицо...
— Твою ж мать, вот денек выдался...

***

— ААА! — я выскочила из ванной, как ошпаренная. — Семпай, вы...вы... — у меня не было слов, — вы... [/b]бака! Противная редиска!
Он оторвал свой взгляд от газеты и непонимающе уставился на меня.
— Ты рехнулась? Мне кажется, что тебе пора менять капитана в своей голове, а то он в стельку пьян! — с явным издевательством в голосе он разглядывал меня, завернутую в полотенце. Очень короткое полотенце. Очень-очень короткое полотенце. Черт, кажется, я покраснела...
— Вы...да как вы могли использовать всю, всю горячую воду?! Чем мне, по-вашему, от помоев отмываться? — завыла я.
— Ой, правда что ли? — он, изобразив священный ужас на лице, покачал головой. — Я и не знал. Ай-яй-яй, как плохо вышло-то.
Ну все, это была последняя капля в чаше моего терпения.
— Мстительная сволочь! — крикнула я, убегая обратно в ванную. Блин, придется мыться холодной водой, но этот гад просто так не отделается.
Наконец, отмывшись от всей той дряни, что на меня вылилась, я постаралась как можно быстрее залезть под одеяло, чтобы не простудиться, ведь завтра у нас очень сложный и долгий день.
— Ино, давай в карты на раздевание, — внезапно предложил семпай, отрываясь от лицезрения телевизора, который транслировал какую-то тупую передачку.
Я невольно вскинула брови.
— Но я в одном полотенце, — как можно осторожнее и вежливее заметила я.
— Подумаешь, — хмыкнул он, — чего я там не видел?
Чего?!
Так-так, сначала яой, теперь хентай, страшно подумать, что будет дальше! И как ему не стыдно! Хотя...он ведь не знает, что я просто мастер по жульничеству, значит, у меня есть шанс, огромный шанс отомстить этому павлинчику. Что ж, поехали.
— Эх, — я обреченно вздохнула, изобразив на лице внутреннее противоречие (отдельное спасибо драмкружку и маме, которая заставляла меня туда ходить), — я согласна.
Он хищно оскалился. Ха, и еще раз Х! Посмотрим кто кого, Дейдара-семпай.
Через полчаса мой семпай, в одних трусах и носках, не выдержал и бросил карты на пол.
— Скучно с тобой, — как можно безразличнее отмахнулся он, ложась на кровать. В ответ я хмыкнула: ага, как же, неинтересно. Десять минут назад он буквально дымился от негодования.
Судя по всему, спать на потрепанном диване придется мне, что ж, потерпим, все-таки я его вытащила из квартирки, притащила сюда и теперь мучаю своим отстойным поведением, Яманако, крепись, он еще долго напоминать тебе будет это.

***

С утречка погодка не выдалась конкретно: дождь, серые тучи, ветер, да плюс ко всему море грозилось затопить весь берег и пляж. В общем, везучесть у меня по пятибалльной шкале примерно на минус двух, да, зря меня мама в честь свинины (как любит выражаться лобастая) назвала. Никогда ей такого не прощу.
Семпай мирно «похрапывал» на весь отель, не забывая что-то бормотать во сне, признаться, на несколько минут я даже увлеклась подслушиванием, а вдруг что-нибудь интересное? Но нет, все как всегда.
От нечего делать, повалилась обратно на диван и включила телевизор, что ж, мой мозг немножко помучается, наблюдая за идиотской игрой каких-то придурков какого-то дешевого второсортного сериала.
Если скурить две пачки сигарет, то можно самолично услышать, как Минздрав предупреждает о вреде курения...
— Фу, — раздался знакомый голос у самого моего уха, я аж подскочила на месте и быстро потушила сигарету, — плагиат. Я это тоже где-то слышал.
Он самодовольно хмыкнул и скрылся в ванной. Чертов придурок, он вечно меня доканывать будет? Нет, ответьте, как можно быть таким циничным и холодным, когда у твоей спутницы третий размер груди и прекрасные голубые глаза? Как? Я все больше и больше убеждаюсь в том, что он евнух или голубок.
Позавтракав, точнее, завтракал он, а я молча сверлила его взглядом: чертова диета. С садистским удовольствием он наблюдал за моей немой битвой с пирожным.
— Ха, давай, жалкое подобие на пирожное, я все равно выиграю. Ты — ничтожество! — как любит говорить мама, лучше всего уничтожить своего врага сначала морально. Вот я и сижу и уничтожаю это сборище калорий, посыпанное шоколадной крошкой.
— С ума сошла? — семпай покрутил пальцем у виска.
Можно подумать, делать ему нечего, как за моими действиями следить.
Выведав в справочной адрес женишка нашей ТенТен, мы с семпаем отправились в путь. До цели было примерно езды на час, не больше, потому как его дом находился у самого берега.
Переключая различные каналы на радио, я пыталась одновременно вести машину и отыскать хотя бы одну приличную песню.
— Стой! — закричал семпай, останавливая мою руку, пытающуюся переключить Майкла Джексона. — Оставь. Это мой любимый исполнитель!
Шок.
— Давай лучше мы послушаем классику, — предложила я.
— Нет! будем слушать Джексона.
— Кристину Агиллеру!
— Джексона!
— Бритни Спирс!
— Джексона!
— Дейдара-семпай, — я остановила машину, чтобы ненароком не наехать на встречный автомобиль, и с чистой совестью продолжить словесную перепалку, — послушайте, я и так почти на сто процентов убедилась, что вы не совсем нормальный...пожалуйста, не убивайте последние ростки надежды на то, что вы мужчина! — крикнула я. Знаю, что жестоко и неприятно, но в такие моменты я не могу сдержаться и начинаю бить в самые больные места.
Он со злобой посмотрел на меня. А потом...вкус вишни на губах, нет, не вишни, а вишневого мороженного в летний день под палящими лучами солнца...Боже, я схожу с ума.
Тело обмякло, коленки подкосились, руки дрогнули. Не в рай ли я случайно попала?
— Теперь ты убедилась, что я нормальный? — прошипел он, вытирая губы.
— Если я еще раз скажу, что вы «того», можете ударить меня, — промямлила я, приводя себя в чувство. Голова пошла кругом, а картинка начала размываться.
— С удовольствием, — хмыкнул он и снова отвернулся, продолжая разглядывать пролетающий мимо пейзаж острова Крит.
Мне понадобилось еще несколько минут, чтобы окончательно оклематься и снова завести машину.

***

Дом Неджи оказался не очень-то и новым, не очень-то и аккуратным, да и вообще на дом «это» не походило вообще, видимо, хозяину не было дела не только до своего жилища, но и до жизни своей. Я вздохнула глубже и толкнула входную дверь, и она со скрипом отворилась. Внутри оказалось все гораздо хуже, чем снаружи: отодранные пожелтевшие обои оторванными клочками висели на стенах, спертый, пропитанный резким запахом спиртного воздух заставлял жмуриться, чтобы не заплакать. Если бы не рука семпая, толкающая меня вперед, я бы убежала куда подальше, потому что видеться с хозяином мне почему-то расхотелось абсолютно...
Навстречу нам вышел молодой блондин с грустными голубыми глазами, вся его съежившаяся фигура говорила о непростой жизни.
— Здравствуйте, — я вытаскивала клешнями из себя словами, в горле застрял противны ком, не желавший проталкиваться обратно...Господи, дай мне сил выдержать этот день.
— Здравствуйте, — он подошел ближе, и только при тусклом свете одинокой лампочки я смогла разглядеть его бледное худое лицо с огромными кругами под глазами. — Вы кто?
— Я? Я Ино. Это Дейдара, мой друг, — при этих словах он громко фыркнул. Не может без этого идиотизма. — Мы пришли к Неджи Хьюге. Он живет здесь? — осторожно поинтересовалась я.
В ответ блондин коротко кивнул и указал в сторону одной из комнат.
— Как вас зовут?
— Наруто. Узумаки Наруто. Вы откуда? — он говорил негромко.
— Из Чикаго.
Он вздрогнул и остановился.
— Что вам нужно? — в его голосе просквозили стальные нотки, а в глазах запылал огонек.
— Поговорить с Хьюгой Неджи. Можно? Это очень важно...поймите...
Он с минуту молчал, принимая решение. Если бы он знал, как это важно! Если бы он мог читать мои мысли! Боже, помоги мне! Прошу!
— Проходите, — коротко ответил он, опуская голову. От радости я готова была броситься к нему в объятья.
Я указала семпаю стоять на месте, а сама вошла во внутрь.
Боже мой, ужасно...нет слов.
На старом-престаром кресле, сгорбившись, сидел молодой мужчина лет двадцати пяти, длинные спутавшиеся каштановые волосы разметались по спине, а пустой неподвижный взгляд был устремлен куда-то вдаль. В руке он держал недопитую бутылку виски.
Не плакать! Только не плакать! Ино, держи себя в руках, ты же сильная! Вспомни, что тебе говорила мама про плакс — они слабаки, ты ведь не такая, Ино. Держись.
Стиснув зубы, я подошла ближе и положила руку ему на плечо, чтобы привлечь внимание. И так мне хотелось убежать! Так мне хотелось броситься обратно, чтобы не видеть его...
Бледные впалые щеки, покрытые трехдневной щетиной, имели желтоватый оттенок, серо-стальные глаза, мертвые, практически безжизненные...Господи, не дай мне убежать, подари хоть чуточку силы...
Я зажмурилась...
Он повернулся в мою сторону, и стольких мне стоило усилий не закричать и не заплакать, потому что...жаль...жаль? Он мне никто! Мы с ним абсолютно чужие люди, но почему?
Он смотрел на меня недоуменно, не понимал, что я здесь делаю. У меня было два выхода: либо я убегаю и прячусь, а потом всю жизнь не смогу заткнуть голос совести, либо я все расскажу и выставлю себя полной идиоткой в глазах незнакомого мне мужчины. Давай, Ино, ты же сильная! Ты же непробиваемая!
— Здравствуйте, — промямлила я, садясь у его ног на колени. Он ничего не ответил. — Меня зовут Ино. Я из Чикаго. — он напрягся, но вида не подал. — Понимаете, я живу в той квартире, в которой когда-то жили вы и...
— Что вам нужно? — он резко меня одернул и презрительно прищурился. Несмотря на неопрятный вид, стан и манеры выдавали его принадлежность к аристократии. Мне стало не по себе, словно я в пятом классе получаю нагоняй от учителя.
— Послушайте, — я замялась, — дело в том, что ваша невеста, ТенТен, просила, чтобы я приехала к вам и сказала о том, что она совсем недовольна вашим поведением и настоятельно требует, чтобы вы перестали страдать и убиваться по ней и снова начали жить... — выпалила я, чувствуя, как начинаю краснеть.
Он вскинул брови.
— ТенТен? — несмело и глухо переспросил он. Я глубоко вздохнула и зажмурилась, чтобы не проронить ни слезы.
— Да. Она такая у вас красавица, она так вас любит и желает вам только счастья.
Он отвернулся.
— До свидания, — коротко бросил он. Я встала и направилась к двери. — Спасибо, — почти неслышно прошептал мужчина.
Бежать. Бежать. Бежать.

***

— Господи, Яманако, я не понимаю, зачем мы снова тащимся в тот дом? Тебе понравилось там? — Дейдара-семпай очень долго возмущался из-за того, что я буквально стянула с него одеяло и заставила ехать со мной к Неджи Хьюге.
— Это мой долг, семпай, вы все равно ничего не поймете, — отмахнулась я.
— Намекаешь на то, что я тупой? — он остановился.
— Нет, моя совесть не позволит мне назвать вас ту... глупым, в общем, — раздраженно перебила я его, подходя к тому самому дому.
На крыльце, на ступеньках сидел Наруто. Его вид мне не понравился с самого начала. Сгорбившись, он докуривал сигарету, отсутствующим взглядом провожая проезжающих велопедистов.
— Здравствуйте, Наруто, а Неджи дома? Дело в том, что мы сегодня улетаем, я пришла попрощаться с ним. — я подсела к нему.
Наруто повернулся в мою сторону и горько усмехнулся.
— Он погиб...вчера. Хотел полететь в Чикаго и разбился на дороге, — коротко ответил он и снова отвернулся.
Его слова эхом отдавали в голове. Я не знала, что сказать. Не знала, убежать мне или заплакать.
— Простите, — только и смогла выдавить из себя глупое и ненужное извинение. — Я не хотела.
Внутри все сжалось в тугой комочек, свернулось и скрутилось. Сердце пропустило удар и ухнуло куда-то вниз, глухо ударившись о ребра. Воздух застрял где-то в легких, и противный ком выдавливал непрошенные слезы, которых не хотелось совсем: как-никак тут луди, и плакать на виду у всех неприлично.
— Никто не хотел, — бросил мужчина в пустоту. — Знаете, спасибо вам.
— Э-э, за что? Я ведь...виновата...
— Нет, — он снова повернулся ко мне, а в глазах блеснули слезы. — Он улыбнулся после вашего ухода. Впервые за два года. Спасибо.
Я пару минут открывала-закрывала рот, как рыба, выброшенная на берег, а потом улыбнулась, и я уверена, что в ту секунду выглядела более, чем глупо. Я выглядела отстойно. Семпай с интересом слушал наш диалог.
— И еще, — добавил Наруто, — моя жена...она вас убьет, если увидит. Она, конечно, тихая, но за брата... — он улыбнулся.
— И сколько у меня времени? — как можно беззаботнее спросила я.
— Ровно полчаса.
— ...Спасибо и вам, Наруто.
Я, схватив семпая за руку, побежала по направлению к главной дороге, чтобы поймать такси и поехать в аэропорт.

***

Родной город встретил меня приветливее острова, и на душе стало спокойно, уютно, потому что я вернулась домой. Семпай, я в этом уверена, будет еще очень долго припоминать мне о моих обещаниях (можно подумать, я собираюсь это делать!), но все равно он понимает, что ждать ему придется.
Открыв дверцу своей квартиры, я приготовилась к тому, что ТенТен швырнет в меня чем-нибудь очень тяжелым за то, что я не сберегла жизнь ее жениха...убейте меня! Не хочу!
Зайдя в коридор, я готова была отдать голову на отсечение, что слышала чей-то счастливый смех и шум прибоя...
запись создана: 21.03.2010 в 22:56

@музыка: Лойа - Гусеница

@настроение: нормально

@темы: Фанфикшн, Творчество, Проза, Наруто, Написанное