Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:04 

Война

люси.
Dream On, Dreamer
Название: Война
Автор: Снежная
Бета:
Жанр: шизохрень
Рейтинг: только пять! ©
Персонажи: dark!Эндимион/Сейя, Берилл
Предупреждение: перегет, недояой, ООС, АУ, СПИД, ОРВИ, насморк, грипп
От автора: В подарок замечательному человечку: Дамочке. Киса моя, спасибо, что ждала и не пинала. Спасибо за заботу, позитив и искренность.


Голое безмятежное небо цвета самых мрачных, самых холодных сумерек. Неестественно яркие силуэты белых от налипшего инея тонких деревьев, больше похожих на плачущие фигуры брошенных девушек.
Через маленькое зарешеченное окошко в одиночную камеру льётся бледный лунный свет и ровной квадратной кляксой ложится на сырой неровный пол. Падающий снег будто нарочно подолгу кружится в свободном воздухе и манит за каменные толстенные стены – на свободу, на самую знаменитую в целой Галактике планету, прославившуюся необычайной красотой своей природы.
Сейя даже не мог представить, что небо может мёрзнуть и падать вниз и потом уже собираться в белые барханы. На его планете такого не было, как не было прежде увиденной им сначала нарядной, а потом и мокрой осени, как не было проливных холодных дождей, как не было дрожащего в ладонях рассвета.
Сейя садится на деревянный скрипучий футон и ладонями проводит по смятому грязному одеялу, любезно предоставленному самим Королем Эндимионом, так внезапно взошедшим на трон и так случайно ставшим Тёмным правителем Земли и главным фаворитом Берилл, съеденной Металлией.
За два месяца он настолько привык к этой удушабщей обстановке, разительно отличающейся от той, которую он нарисовал у себя в воображении, прилетая сюда, что даже и забыл то, как жил до этого – на своей свободной планете, окутанный безграничной любовью принцессы Кагуа.
Единственное, что не давало покоя – это грязная разодранная фуку и дикое беспокойство о тех, кого он не видел уже около шестидесяти дней. И тело женщины.
Чужое присутствие стылым ветром бьет по нервам. Это был враг во всех отношениях – в войне за стремления и сердце Усаги.
Высокомерный и скрытый тенью смежной стены, Эндимион бесстрастно наблюдает за тем, как погруженный в размышления Сейя рассматривает грязный бетонный пол и не видит его, как он тихо улыбается, боясь быть застуканным.
Особой нелюбви Король к нему не питал, но на уровне простых ощущений почти его ненавидел, хотя бы за точно такие же, как и у него, выразительные темно-синие глаза, напоминающее спокойное голое небо, заглядывающее в камеру через зарешеченное окошко.
- Смотрю, ты тут устроился, - произносит Эндимион, и его тонкие очерченные губы кривит некое подобие злого оскала, присущего всем обитателям Темного замка и тем более – Ши Теноу – темным Лордам, во главе которых он и стоял. – Нравится?
Сейя лишь ввинчивает уничтожающий взгляд ему в лоб и презрительно фыркает. И все еще дико борется с желанием остановить Эндимиона, призвать его светлую сторону и освободить Землю от нашествия Тьмы. Он признавать это не хочет – но вопреки всему продолжает верить в то, что Серенити вскоре вернет свои силы и победит армию Металлии.
Мамору хватает и доли секунды, чтобы схватить мальца за шею и спиной вдавить в стену, заставив кожей прочувствовать все шероховатости голого и скользкого бетона.
- Когда Король спрашивает, ему обязаны отвечать, понял, грязь?
Он не шутит, не играет и не угрожает.
Просто раньше он такого не говорил даже лютым врагам, и даже представить было сложно, чтобы Эндимион опускался до таких выражений.
Сейя инстинктивно хватается в руку Короля и пытается ослабить хватку. Вены на шее вздуваются, пальцы холодеют.
Эндимион ненавидит этот взгляд – не умоляющий о пощаде, а жалеющий, полный какого-то света. И тихую расцветающую на губах улыбку – рваную, через боль, но уничтожающую.
Большие лучистые глаза Сейи действуют как ледяной дождь в самую позднюю осень – примерно на ту, что сгинула пару часов назад под воем дикой, озверевшей зимы. Чувство омерзения теплой дрожью пробегает вдоль позвоночника и ядом копится в глотке.
Удавись своим благородством, Воин. Сгинь в этих четырех стенах, он надеется увидеть твой посиневший холодный труп на этом полу.
Эндимион уходит, так и не дождавшись смерти своего врага.


Ночью ему снятся огромные синие глаза, на дне которых горит осеннее небо, утопившее грешное солнце в горизонте. В них отражается он сам – Эндимион, только вместо обычного темного мундира на нем – светлый вариант формы и теплый вокруг всего силуэта свет.
Солнце так не может, так умеет только Луна, которую все же спрятали в тени Ши Тенноу, устранив воинов-сенши и заточив в хрустальный гроб Принцессу.
Осуждающий взгляд закапывает его заживо и беспощадно засыпает комьями мокрой земли. Мерзкий сон сгоняют холодный длинные пальцы настоящего мертвеца, чертящие на его спине узоры, подобно тем, что сегодня на окнах чертила зима. Берилл с ним осторожна, как осторожны дети с материализовавшейся заветной мечтой.
Но глаза ему не дают покоя – огромные, почти в пол-лица, как у покойной Принцессы Серинити, сердце которой он собственноручно вырвал и бросил под ноги той, которую презирал и считал неким подобием слабосильной женщины.
Синий взор перехватывает тусклый лунный свет и топит его в себе – жадно заглатывает и мерцает изнутри.
Мамору просыпается от холодных узоров по спине и отмечает, что Берилл всегда, каждую ночь плотно закрывает окна и зашторивает их, ненавидит ночь и особенно – Луну. Что-то это ему напоминает. И за грудиной начинает пульсировать недосказанность, подозрения растут, а потом и умирают, как только жаворонки отпевают панихиду темноте и голому, совершенно беззвёздному небу.
- Открой окно. Душно.
Мягкие простыни под ладонями собираются в складки и выкачивают из них тепло, отдавая его потом обратно. Спертый, прессованный воздух пластами ложится на грудь и давит – трудно дышать. Но у самых ног клубится могильный холод, насквозь пропитавший Темный Замок.
Берилл почти его не слушает, а только любуется им, как смотрсмены любуются захваченными трофеями и кубками, правда она любит примерять свою главную победу хотя бы раз в два дня.
Эндимион раздраженно смахивает ее руку, будто назойливую муху, и резкими движениями освобождает окно от пут толстых драпированных штор холодного цвета спекшейся крови, открывает его и жадно перехватывает врывающийся в комнату свежий морозный воздух.
Высокое и пока еще темное небо готовится к кровавому рассвету и напоминает надоедливый, не дающий покоя взгляд.
Он больше не смотрит гордо, больше не грубит. Он только сидит в углу и смотрит исподлобья, будто затравленный звереныш. В голове вертятся-крутятся тысяча бессвязных и разорванных мыслей. Похудевшие руки обнимают костлявые острые коленки, и за грязной пыльной челкой виден только исполосанный неровными штрихами силуэт Короля Эндимиона.
Страх подобен Вселенной – такой же безграничный и все же умеющий расти и дальше – вываливаясь за грницы допустимого. Пульсирует в бледных запястьях, бьется в истерике где-то на границе между сном и явью.
Ненависть тоже может не иметь границ, как распятое у горизонта темное небо.
Но на данный момент Сейя не может понять, что же нужно Королю от него. Что толкает его подолгу стоять по другую сторону от решетки и часами неотрывно смотреть, как он выдыхает из себя жизнь и как постепенно теряет человеческие черты, превращаясь в заточенного зверька.
Руки Короля по локоть в крови. И сам Король – псих без тормозов, падкий до власти. Со стертой памятью он больше напоминает заблудшего ребенка.
Каждую ночь ему снятся кошмары, а он даже не знает, как они связаны с ним, и как они его настигли – эти большие темно-синие глаза.
Король потерян для самого себя. Истинный Король утонул в темной синеве.
Эндимион не Король, он сам это понимает, но только причина ему не ясна – что не так. Почему он сидит на троне, как на раскаленных углях, и почему вечно черное небо уродует любимую Землю. Он плохой правитель, раз дает такую слабинку от одного только прессованного воздуха по утрам в постели с омерзительной женщиной, напоминающей полумертвую иссохшую старуху.
- Как тебя зовут?..
Сейя переводит взгляд на Короля и замечает, как того бьет мелкая дрожь – то ли от холода, то ли от темно-синих глаз, прошивающих душу насквозь.
- Я Воин.
- Я спросил твое имя.
- Я и ответил – Воин. У меня нет другого.
Еще один инвалид, покалеченный войной. Еще один безымянный солдат, потерявшийся среди трупов своих товарищей. Король просто не знает, что этот полу-зверь просто не помнит самого себя. Время в тюремной камере травит все человеческое из тела и заполняет его первородными инстинктами.
- Скажи мне, Воин, за что ты борешься?
- За что вы меня посадили.
Память истерлась в пыль. Можно только отвечать туманно, юлить и попытаться быстрее запутать его и себя, ведь самому непонятно – что такого он сделал?
Силуэты. И слова – далекие, бессмысленные.
Что-то про долг. Что-то про любовь. Что-то про добро.
И потом только боль от скрученных рук и приторный запах гнилой листвы, пробирающийся через лозьепдобные щели в стенах.
Даже несмотря на туман в голове и полный хаос в мыслях, Сейя продолжает смотреть с укором а Короля, но теперь уже по инерции – это выбивает его из колеи.
И потом – синие глаза. Яркие и вечно влажные, будто водная гладь спрокойного Средиземного моря.
- Ты ведь помнишь этот взгляд – ясный, чистый?..
Он испытывает судьбу, блефует и искренне надеется затронуть края некогда пораженных нервов. Он слепо ведется за своим инстинктом бороться за тем, кто стоит напротив.
- Тебе ведь она снится, правда? Ты ведь ее помнишь… Тебе не страшно, Король? – последнее он произносит с явной издевкой, поддевая оголённые нервы.
Сейя больше не человек, больше не тот благородный воин, он просто существо, жаждущее свободы. И по инерции уничтожающее врага.
Он знал весь механизм – это было в его крови, это разносилось по организму, этим он дышал всю свою сознательную жизнь.
- Я не понимаю, о чем ты, Воин, - бесстрастно отвечает Эндимион, но Сейя-то видит, как дрожат его зрачки, жадно заглатывая мерцающий лунный свет, яркой кляксой легший на пол.
- Я ее тоже помню, Король…
Но Король уходит, не оглядываясь.
Только успевает перехватить печально-насмешливый взгляд темно-синих глаз, напоминающих голое за окном зимнее небо.
Его шаги – тихие, но торопливые – шуршанием разносятся по всей камере и тонкими пальцами касаются чувствительной кожи на запястьях оставленного позади главного в жизни врага.
Ему спину жжет презрение победителя, уничтожающего своим величием поверженного.


Ночью Королю очень холодно в объятьях ледяной Берилл, проводившей свой тысячный день рождения за горизонт – вместе с черным солнцем. Ее длинные медные волосы проволоками царапают спину, грудь и память. Ее темные глаза напоминают его пустую неживую память, залитую беспросветностью.
Она снова любовно гладит его полуприкрытые веки и больше не улыбается, сердцем любящей женщины чувствуя, как теряет его.
Его дни наполнялись чем-то помимо ее заливистого смеха и тихого гортанного голоса, гуляющего вдоль каменных орнаментированных стен замка.
Ему душно от ее дыхания по голой коже. Ее привязанность цепью вяжет его с высоким троном посредине большого зала.
На этот раз Эндимиону снится сам Воин. Снится безбрежное море, крик чаек, поминутно исчезающих за высокие острые скалы, слышится плеск волн и уносимый с ними песок. Яркое теплое солнце, утопающий в пене берег и высокое-высокое небо.
Воин сидин на краю скалы, свесив ноги, и бережно ловит ладонями влажный свет, дробящийся на морской глади.
А потом солнце заслоняет огромная рука трупного цвета и загораживает ладонью яркое небо.
Берилл будит его шепотом у самого уха и улыбается, как улыбается ему последние несколько лет каждое утонувшее во мраке утро.
- Что-то случилось, дорогой? – ее масленый голос клейкой лентой путается в волосах и тошнотворным запахом бьется в горле. Но Эндимион точно знает, что ответ кроется в ее жестокости и беспощадности.
Он уже умеет ею манипулировать. Она уже давно танцует так, как угодно ему.
- Да, мой враг слишком силен.
Она снисходительно улыбается и теряет поцелуй где-то в уголке надменно поджатых губ Короля. Своего Короля.
- Так убей его – морально.
Порой он поражается тому, насколько точно и чётко она умеет определять сокровенные пороки человечества, как остро она чувствует каждый грех.
Он успевает вскочить с постели прежде, чем ее жадная рука добирается до бледных щёк.

***
… Эндимион больше не думает.
Он зло прижимает Воина к бетонной склизкой стене, и тот, подобно зверю, рычит ему прямо в сухие губы. Луна ужасается, глядя на искаженные гневом лица, и старается быстрее спрятаться за пухлой тучей. Синие сумерки плотно въедаются в темницу, а грязная немытая зима вылизывает каждый сантиметр пыльного пола.
Через рваную фуку видна истончившаяся кожа и выпирающие заострившиеся ребра, впалая грудь дребезжит в такт бешеному сердцебиению Короля.
Женское тело совсем по-иному отвечает на грубые жестокие прикосновения Эндимиона. Вопреки самому себе, противореча своей природе, Сейя бесстыже прижимается к Королю и сдавленно стонет, глотая его глубокие выдохи. Низкое желание дрожью пробегает по ногам – вверх и по позвонку – вниз.
Королю уже все равно на то, враг воин или нет – он грубо срывает последние клочья сейлор-фуку, коленом разводит ноги Сейи в стороны и жмется к нему.
Серебряная окантовка темно-синего мундира холодом прижигает раскаленную кожу и отрезвляет разум. Старлайт подаётся назад – ближе к стене, чтобы увеличить расстояние между ним и Королем на максимум. Сейя понимает, что не этого хотел, но природа мнет под себя последние сомнения.
Эндимион убирает руку с горла воина, но чтобы грубо и властно обвить его талию и потянуть на себя – ближе.
Уничтожить врага морально.
В голове растут и пухнут слова Берилл о том, что страх – лучший манипулятор. Страхом можно править.
Король через омерзение целует воина, пальцами хватается за грязные волосы на затылке и тянет назад. Губами припадает к выпирающим ключицам, ямочке между ними, перехватывает стоны и пьет их с сухих уст Сейи.
Толкается в него, закрыв глаза и позабыв самого себя.
Тот спиной трется о стену и оставляет на ней кусочки собственной кожи. Король водит пальцами по впалому животу воина, и тощее женское тело мелко дрожит под его большими мягкими ладонями. Сердце медлит отвечать на прикосновения и с непривычи начинает стучаться о ребра. Сейя трется бедрами о ногу Эндимиона, худыми руками оттягивает воротник глухо застегнутого пиджака и добирается до белоснежной мягкой кожи на шее, неловко срывает пуговицы и тянет ткань на себя, рычит сквозь рваные поцелуи и старается не уступать Королю ни в чем.
Скрестив ноги у Эндимиона за спиной, Сейя подстраивается под ритм и больно бьется затылком о стену.
Противно от самого себя.
Бывший воин теперь бесстыже стонет под Тёмным Королем Земли, убийцей единственной надежды на свет, подобно последней шлюхе расстилается под ним на мокром полу, зализанном зимой и мертвой осенью.
… Эндимион исчезает так же внезапно – с наступлением запятнанного порочного утра. Но прежде успевает бросить презрительный прищур темно-синих глаз на растерянного воина.
Медленно проходит по крошеву из стоптанной гордости Сейи и безучастно скользит взглядом по темным серым стенам.
В тронном зале его будет ждать Берилл и свободное рядом с ней место. Ши Тенноу будут стоять возле них, подобно цепным преданным псам, охраняя их покой перед ликом целого неба.
Он сядет на свой законный трон, Лорды почтительно склонят колени и опустят головы, не имея права взглянуть Королю в глаза.
И только Берилл почувствует мертвецкое спокойствие, какое бывает только перед бурей. Металлия в ней обеспокоенно зашевелится, ревниво зашипит, но замрет под гневным взглядом усталого Короля.
Но пока Эндимион идет по узкому тюремному коридору и осматривает пустые темницы. Ладонью трогает шершавые заплесневелые стены, вдыхает спертый воздух, до которого так и не добралась Зима.
Спину ему жжет ненавидящий взгляд разбитого врага. Он кончиками пальцев дотрагивается до спрятавшегося в уголках губ поцелуя Воина и, закрыв глаза, затворяет массивную железную дверь.

@музыка: Goo Goo Dolls - I just want you to know who I am

@темы: slash

URL
Комментарии
2011-02-14 в 21:22 

Ух... Люси, это было прекрасно! Это было так чувственно, так красиво, что я - ниразу ни фанат сего фендома, человек, совершенно не знающий историю оного и самих героев, была потрясена! Очень, очень чувственно. Какие описания, м. Конфетка просто! А сравнения! Давненько, давненько я такого не читала!
Если честно, нахожусь в такой эйфории, экстазе, что трудно собрать мысли в кучу и написать хороший комментарий. Если честно, в начале прочтения рисовались смутные образы героев (хотя Сейю я таки видела в дневнике Дамочки). Но уже к концу, даже нет, к середине повествования, обрыза прорисовались, и пусть не четкие, но удалось это именно благодаря твоему описанию. Мне нравится твой стиль. Ты прекрасно передаешь атмосферу, и я повторюсь - пишешь очень чувственно, а описания заставляют просто облизываться.
Ничего дельного не могу сказать о героях, я их совершенно не знаю. Но в фике есть логичность и мотивация, значит, все в порядке.
Мне очень понравилось. Правда. Я не пожалела, что прочитала. *-*
Гомене, это все, на что я сейчас способна ).

2011-02-15 в 20:59 

Cherry Chan сколько прекрасных слов!
как автор, ты и сама знаешь, как приятно слышать столько приятного в адрес своего детищи! Признаюсь, сама в каноне плохо разбираюсь, потому что слегка забыла все, помню только то, что Сейя в образе Воина - женщина, а психология у него мужская. Выгодный контраст, на котором можно поиграть.
Ты прекрасно передаешь атмосферу, и я повторюсь - пишешь очень чувственно, а описания заставляют просто облизываться
отдельное спасибо. Если честно, за этот фик я очень сильно переживала, потому как не была в нем уверена. Меня смущал новый фендом и поиск мотиваций. Обоснуй, так сказать.
Я не пожалела, что прочитала. *-*
ну, это вдвойне приятно!
Аригато за слова, дорогая. Мне приятно, очень

2011-02-15 в 21:03 

Snowe, ы, рада, что хоть чем-то смогла тебя обрадовать. Я переживала, что из-за сумбурного комментария ты меня не поймешь. Мне правда очень-очень понравилось ). Захотелось еще твоего почитать, но только чуть позже, ибо работы в ДК... ). Вот сейчас Дамочка придет и будут еще пряники, а в этом я уверена! :D.
Еще раз спасибо за столь чудесную работу )). =*

2011-02-15 в 21:12 

Cherry Chan я бы слушала и слушала XD
только если захотишь почитать моего - бери последнее. Они в Наруто завалялись. Раннее творчество меня огорчает.
удачи в ДК

2011-02-15 в 23:06 

Snowe, хорошо. Но я положила глаз на ГП. *_*
Так что жди в ближайшее время )
Спасибо ).

2012-01-27 в 19:31 

Дамочка пришла по зову! =***
Моя Снежинка. Это просто прекрасно, что я буквально без слов.
Тянущие чувства, давящая обстановка атмосферы, сильные персонажи - я реально без слов. Спасибо тебе, моя Снежинка.
*утащила в папочку*

URL
2012-01-27 в 21:08 

теплое лето [DELETED user]
Спасибо, хорошая моя)
рада стараться *_*

   

Мечтай

главная