люси сноу [DELETED user]
Название: Теоретически…
Автор: Люси
Бета: ноуп
Жанр: чистая романтика
Рейтинг: PG
Персонажи: Ao/Kiss
Предупреждение: море ошибок
От автора: такие истории выводят меня из состояния неписания

- Прекрати сверлить взглядом мой затылок.
Кисе, улыбнувшись, взял листовку у сидевшего к нему в пол-оборота одноклассника и быстро чиркнул свои имя и фамилию рядом с цифрой «семь», чуть развернулся и передал список Дайки.
- Я от тебя не отстану.
Кончики ушей Кисе заалели, и он вздрогнул, когда пальцы Аомине невзначай коснулись его руки, перехватывая клочок бумаги.
К своему счастью, он не заметил, как покраснел сам Дайки.
- Я тебе не дамся, - прошипел Рета.
Прошипел, потому что стоявший у доски препод уже метнул в его сторону предупреждающий взгляд. После второго можно со стопроцентной гарантией распрощаться с нормальной оценкой за семестр.
- Ты еще ни разу у меня не выигрывал, - напирал Аомине. Небрежно швырнул лист сидевшей за ним девчонке и вернулся к спору с Кисе.
Кисе едва воздухом не поперхнулся: вот ведь гад! Натуральная сволочь! Он угрожающе шикнул на Аомине:
- Подойдешь ко мне ближе, чем на пять метров, я тебя побью.
Но в ответ получил тихий смех. Такой тихий, что его можно было легко спутать с шепотом ветра сквозь приоткрытые из-за майской жары окна.
- Я в тридцати от тебя сантиметрах, - широкая теплая ладонь легла Кисе промеж лопаток и чуть надавила на спину, рождая под собой мелкую, противную и непонятную ему дрожь, - никуда ты не денешься. Я буду ждать тебя после тренировки.
И не смей сбегать!

***
Кисе воровато оглянулся: никого в длиннющих коридорах, ведущих в спортзал. Надо заметить, прошлогодняя победа школьной баскетбольной команды встряхнула спонсоров и посадила их кошельки на строгую истощающую и изнуряющую диету. По крайней мере, высота пололка взметнула до шести метров, раздевалки, наконец, отремонтировали и привели в порядок душевую.
Вполне заслуженно.
Появившийся Акаши недовольно сдвинул брови, когда увидел перед собой болезненно-бледного Кисе. Какого черта он приперся на час раньше назначенного времени, он уже догадывался.
С таким видом к нему приходили отпрашиваться с тренировки.
- Я отравился… кажется.
Кисе потупил светло-медовые глазки, прежде бросив на Сейджуро умоляющий, почти щенячий взгляд.
- И чем же ты отравился, Кисе-кун?
От прозвучавшего вопроса Рета как-то сдулся. Страдания, отражавшегося на его лице пару секунд назад, заметно поубавилось, желания врать капитану – тоже. Он просто глубоко вздохнул и неоднозначно ответил:
- Ну-у-у, просто… отравился. Мало ли чем.
Акаши ответ не тронул и не убедил.
- Ты же пропустил обед.
Чертов пронзатель! Он что ли каждый шаг их записывал?
- Завтраком отравился! – Огрызнулся Рета и очень сильно пожалел.
Ну, секунд через пять – тяжелый взгляд капитана пригвоздил его к месту и обнажил не самую искусную и не самую правдоподобную ложь.
- Ты действительно плохо себя чувствуешь, или есть иная причина, по которой ты не хочешь посетить тренировку? – Вкрадчиво поинтересовался Сейджуро.
Кисе шумно сглотнул: скажи он лишнее слово, голова Дайки полетит через окно. Подставлять его не хотелось, еще меньше – встретиться еще раз. Он просто устал переменно краснеть и бледнеть в его присутствии!
- Н-нет, извини. Конечно, я приду на тренировку. Извини еще раз.
***
Оттачивая передачи, первогодки перебрасывали мячи на бегу, ловили их и снова отдавали в движении пасы, стоя в центре площадки, за всеми и каждым внимательно следил Акаши.
Только что подошедший Кисе начал разминку, но даже не успел пробежать двухсот метров, как его догнал знакомый голос:
- Кисе!
Стоявший в углу Аомине, сцепив руки в замок, разогревал суставы. Улыбался.
Игнор. Да, нужно игнорировать, что же еще делать, когда недолгожданная встреча состоялась. Взглядом уткнувшись себе под ноги, Рета ускорился, но на второй раз мимо пробежать не смог – его внаглую сцапали в охапку и вытянули из ровной шеренги бегавших учеников.
Он хотел – пока не поздно – улизнуть, спрятаться, стать невидимым, прозрачным, чтобы пропустить мимо внимательный насмешливый синий взгляд и счастливо закончить тренировку, как заканчивал ее весь прошлый год.
За спиной шептались первогодки. Десятки мячей хаотично бились о пол, рождая мягкий перестук. Акаши терпеливо объяснял новичку, как делать правильно, как – не правильно.
Дайки… смотрел прямо на него, на Кисе.
Смотрел, как на свежий гамбургер.
- Ты только не вздумай бежать, ага? Если я опоздаю немного, ты только дождись.
От страха и негодования Кисе аж посерел, он с силой дернул рукой, освобождаясь от чужого захвата, и глухо просипел:
- Иди к черту!
Аомине изумленно вскинул брови.

***
Нет-нет, ничего такого.
Дайки насиловать никого не собирался, хотя реакция Кисе была именно такой.
Он вообще к нему не обратился с такой просьбой, если бы на прошлой неделе его не поймала у выхода из школы какая-то девица и не пригласила на свидание. Первые три секунды он хотел ее послать, но потом пригляделся: а девчонка ничего такая.
В смысле, сиськи у нее ого-го!
С минуту он беззастенчиво пялился на ее грудь, а потом молча кивнул, потому что говорить был просто не в состоянии – во рту пересохло, да и вообще он внезапно превратился в не умеющее говорить дикое животное. Барышня (как потом он уже понял, старшеклассница) мило хихикнула над его замешательством и, шурша короткой юбочкой, обещала позвонить в пятницу вечером.
Откуда у нее его номер Дайки даже думать не хотел, благо, с женским коварством он был знаком благодаря Сацуки, к среде он с ужасом осознал, что не умеет вести себя с девушками, а в четверг до него, жирафа, дошло, что он толком и целоваться-то не умеет! Короче, шансы пожамкать большую грудь этой старшеклассницы стремительно скатывались к нулю.
Поэтому в пятницу с утра он попросил Кисе помочь ему с этим небольшим недоразумением, а тот в ответ взял и покраснел, как девушка на первом свидании.
И помогать категорически отказался.
- Блин, да что такое? – Возмутился Дайки.
Возмутился искренне и честно, потому что в его понимании друзья должны помогать друг другу, даже если повод такой… такой своеобразный.
Но Дайки не Дайки, если не начнет с настойчивостью маньяка добиваться своего – и он начал. Благо, учились они в одном классе, и далеко убежать Кисе не мог, и сидели рядом, поэтому покоя ему Аомине не давал даже на уроках.
В общем, к концу учебного дня Рета почти сдался и молча согласился помочь.
Видимо, когда идея свалить с тренировки с треском провалилась, и он понял, что бежать – некуда. Но не сопротивляться до последнего было против его природы, что, впрочем, непонятно почему дико нравилось Аомине. Иначе – скучно, иначе Кисе бы не стал его напарником в игре один на один.

В раздевалке отзвучало слабое эхо захлопнувшихся шкафчиков. Затухали запоздалые шаги в коридоре, за закрытой дверью быстро-быстро, будто в лихорадке, собирал свои вещи Кисе, и так задержавшийся после финального свистка. Короче, кровь из носу ему нужно было успеть улизнуть из школы, пока Аомине принимал душ.
В общем, полагаться можно было только на собственную скорость. В смысле, что он внезапно окажется быстрее Дайки.
В общем, надеяться было не на что. Разве что на убогую случайность.
Когда его рука легла на ручку двери, и он уже приготовился облегченно вздохнуть, его нагнало возмущенное:
- Эй, ты куда?
Аомине стоял в нескольких от него метрах, с накинутым на взлохмаченную влажную голову полотенцем, в одних спортивных брюках. Он улыбался.
Мягко и ненавязчиво, но от этой улыбки у Кисе подкосились ноги. Он бы рад рухнуть на пол, но не перед Дайки же! Когда придет домой – можно будет хоть на пол, хоть из окна.
- В общем, - сглотнул Рета и попытался достучаться до здравого смысла Аомине, хотя какое там, да, Кисе? Этот идиот все равно будет тянуть свое, пока не получит, - я думаю, что это очень плохая затея. К тому же, заранее провальная.
Победитель, блин, по жизни.
- Ну почему? – Тут же ляпнул Дайки. – Мы же друзья!
- Действительно, - Кисе не выдержал, обозлился. О таких вещах так просто не говорят, так просто не просят. По крайней мере, он считал это как минимум неправильным, - мы же друзья! Именно – друзья! Попроси Момои, она же девушка.
Дайки скривился.
Как будто Кисе предложил ему что-то такое… такое неподобающее и ужасно противное.
- Это ж Сацуки.
Кисе остается только развести руками: о да, аргументированный аргумент.
Это ж Сацуки.
Подумаешь!
- Как я потом ей в глаза посмотрю? – Закончил свою речь Аомине так же неубедительно, как и начал.
- А мне как посмотришь?
Аомине сделал пару шагов и замер на месте. Протяни руку – и он пальцами сможет коснуться Кисе, но раздраженный светлый взгляд обещал кровавую смерть за лишнее движение.
А впрочем…
Плевать?
Плевать.
Дайки обхватил чужое лицо и посмотрел прямо в ошарашенные янтарные глаза, пока Рета пытался отцепить его от себя, отчаянно краснея и умоляя его отпустить.
- Всего один поцелуй, - тихо просит Аомине, и Кисе просто не может ему отказать.

Не зная, чего ожидать, Кисе зажмурился до белых пятен под плотно сомкнутыми веками. Щеки пылали, сам он мелко, как в лихорадке, дрожал. Когда губы Аомине – тонкие и горячие – коснулись его губ, он разом выдохнул весь воздух из легких в чужой приоткрытый рот. Он не нарочно – оно само так… получилось, внезапно, помимо воли.
Послушно разомкнул уста, впуская в себя горячий язык Аомине, скользнувший по ребристым краям ровных зубов, мягко коснувшийся неба.

Ему казалось, они целуются целую вечность. По крайней мере, голова уже пошла кругом, и чтобы не свалиться на пол, Аомине привалил Кисе к двери и сам прижался к нему напряженным, будто струна, которая вот-вот лопнет, телом. Пальцы утонули в мягких шелковых волосах, он было подумал, что Рета поди пялиться на него, и в его взгляде можно будет прочесть что-нибудь такое, от чего противно заноет внутри; он разорвал поцелуй и резко распахнул глаза, чтобы застать врасплох то чувство, которое, возможно, сделает ему немного больно, но…
- М-мать.
У Кисе такой румянец на щеках, и капли света на кончиках длинных солнечных ресниц, Аомине никогда бы и не подумал, что его друг может выглядеть так… так соблазнительно? Красиво?
Превозмогая толкающее а новые безумства странное желание, странное и доселе незнакомое. Что-то близкое к тому, что чувствует он, когда за секунду до свистка вколачивает мяч в провал кольца. Непонятная дрожь, удивительно, что он может ощущать это вне игры в баскетбол, просто находя напротив себя Кисе.
- С-спасибо.
Аомине мгновенно спрятался за тонкой дверцей своего шкафчика, чтобы замять свалившуюся на них дикую, дичайшую неловкость.
Как будто они проснулись в одной кровати, прости Господи. Он сам пару минут назад был уверен в том, что поцеловаться с другом все равно, что сбегать в магазин, а теперь не был уверен, что сможет посмотреть на Кисе так, как раньше.
- Ага, - глухо (и как-то грустно?) отозвался Рета и бесшумно выскользнул из раздевалки.
В общем, до свидания оставалось часа три.
***
Собственно, теплой широкой ладонью сминая большую и упругую женскую грудь, Аомине с грустью подумал о том, что все это ему нравится чисто теоретически.
Ну сиська, ну мягкая. И что?
Восторга от жамканья третьего размера, который он себе представлял днем ранее, не было. Сидевшая напротив девушка приуныла, почувствовав охватившую Дайки скуку. Она-то, дурра, понастроила воздушных замков и не планировала сегодня возвращаться домой, но три минуты назад часы отсчитали восемь вечера, а им уже было не о чем поговорить. Она с надеждой посмотрела на дверь кафе, в которое они забрели по чистой случайности – когда они гуляли, сверкнула молния, и улица мгновенно затерялась в бешеном весеннем дожде.
В общем, не срослось.
Аомине покрутил в руке вытянутый стакан из-под коктейля и задумался.
Было бы ему проще, будь на ее месте какая-нибудь другая девушка? Скажем, блондинка.
Со светлыми глазами. Солнечными ресницами.
Бля.
Только не Кисе, взмолился Аомине, с него на сегодня хватило.

- В общем, мне пора, - Дайки буркнул прощание и быстро-быстро, пока она не опомнилась, выбежал из кафе.
Прямо под дождь.
Но ему стало легче, несмотря на литры воды, заливающиеся ему за шиворот. Можно сказать, он избежал чего-то крайне неприятного.

***
- Ну, как свидание?
Примостившийся за соседней партой Кисе весело, впрочем, как и всегда, улыбался. Выглядел он куда лучше подхватившего простуду из-за вчерашнего дождя Аомине.
Дайки шмыгнул носом.
За всей этой яркой мишурой, которой Кисе плотно себя облепил, крылось что-то такое, заставившее Аомине оставить в одиночестве потрясную девку с потрясными сиськами.
Но вообще он был счастлив, что между ними не осталось недоговоренностей и обид. Просто поцелуй – пф-ф-ф, подумаешь, великое дело.
Ну было стеснительно-охренительно-волнующе, ну дрогнули колени и по спине расползались мурашки. И держать его в объятьях хотелось долго-долго.
- Я думаю, одного урока было явно маловато.
- Ч-что? – Кисе перешел на шепот и вытянул шею, сокращая расстояние между ними.
Зря. Ох, как зря.
Аомине никогда раньше не замечал, что на светлой радужке чужих глаз у самого зрачка проступает россыпь мелких черных крапинок, а на солнечных ресницах изредка оседает дневная весенняя пыль.
- Дама осталась недовольна, - Дайки развел руками.
Щеки Кисе залил очаровательный румянец.
- Ну уж нет, тут я тебе не помощник.
Аомине, однако, не растерялся:
- Тогда я не буду с тобой играть.
- Шантажист!
- Еще один урок.
- Нет!
- Тогда, - темно-синие глаза каверзно блеснули, - тебе тоже – нет.
Кисе резко развернулся к нему спиной и начал нервно вытаскивать из сумки тетради с учебниками. До звонка оставалось пара минут, у него на раздумья – несколько секунд.
Есть что терять. Так получилось, что больше самого баскетбола Кисе любил баскетбол именно с Аомине. Мощный, нужно заметить, рычаг управления самим Кисе.
Да и противно ему не было вчера, чего он сначала испугался. Наоборот, весь вечер он просидел над распахнутым учебником по физике и все равно не запомнил ни одной формулы, потому что в этот самый момент на другом конце города за сиськи какую-то бабу мацал его (Господи, что за мысли такие?) Дайки.
- Ладно, - наконец, сдался Кисе, но с таким видом, будто согласился он как минимум на превеликое одолжение, - только один раз!
Сладкая улыбка растянула тонкие, шершавые и очень горячие (какими их запомнил Кисе) губы:
- Конечно, всего один урок.


@темы: slash