23:33 

My Felicity. Глава 1

люси сноу [DELETED user]
Название: My Felicity
Автор: Люси
Бета: нет
Жанр: романтика, детектив
Рейтинг: R
Персонажи: Оливер/male Фелисити
Предупреждение: смена пола, слэш, милый Стрела :facepalm3:
От автора: когда ты слэшер, а пара очень нравится xD

Глава 1.


Аквамариновые глаза смотрели с обожанием и раскаянием.
Оливер Куин переминался с ноги на ногу и очаровательно и немного виновато улыбался.
- Серьезно, Оливер? Розы?
- Не знал, что именно выбрать…
- …И взял цветы? – Фелисити скрестил руки на груди и строго посмотрел на темно-бордовый букет. Почти траурный, помпезный и гротескный. Идеально сочетающийся с пасмурным небом и посеревшей от дождей улицей.
Оливер уставился на пышные бутоны, скромно посыпанные блестками, и огорчился.
- Раньше всегда срабатывало, знаешь ли, - он попытался оправдаться, но под тяжелым взглядом Фелисити замолк, - ну что?
- Смею тебе напомнить, - холодно произнес Смоук, - что я парень.
Оливер невозмутимо повел плечом:
- У меня не было опыта ухаживания за парнями, Фелисити. И… ты не пригласишь меня внутрь? А то разговаривать через порог мне неудобно.
Но Фелисити, вместо того, чтобы посторониться, сделал шаг вперед и прикрыл за собой дверь, очутившись на крыльце своего дома.
- Извини, у меня отец дома, не думаю, что он будет счастлив, если узнает, что мне дарит цветы другой парень. К тому же, он до сих пор уверен, что я встречаюсь с Викторией, ты знаешь, я рассказывал, мы учились вместе в университете, только я до сих пор не признался ему, что она всегда была мне другом, - разволновавшись, Фелисити пустился в пересказ студенческих будней, пока Оливер мягко не тормознул его.
- Фелисити… просто возьми розы, прости меня, и я уйду.
Смоук подождал, пока громкие голоса из дома не утихнут, и вздохнул. Видно, родичи сильно его пугали, раз он боится быть услышанным даже по такому пустячному разговору.
- Только не говори, что ты воспринимаешь меня как девушку, Оливер. Господи! Это же нерационально, ты ведь прекрасно знаешь, что я не девушка. У меня даже член есть! – Неожиданно громко произнеся последнее, Фелисити страшно покраснел и прижал ладони к своим бесстыжим губам.
Просто удивительно, как он умудрялся любую тему свернуть к обсуждению своих или чужих гениталий. И это с его-то зашкаливающим уровнем IQ и дипломом Массачусетского Технологического университета!
- В общем, - совладав со смущением, продолжил Смоук, - я прошу прощения, конечно, но цветы я принять не могу. Но ты помилован. Конечно, ты не виноват, что забыл про свидание, которое сам же устроил…
- Я не забыл, - невежливо и торопливо перебил его Оливер, опустив руку с букетом. Длинные горделивые розы мазнули бутонами по мокрому крыльцу, - я был на задании. Ты тоже, кстати.
- …В конце концов, я понимаю, насколько ты занятой человек, - продолжил Фелисити, пропустив ремарку Оливера мимо ушей, - да и твое замешательство по поводу наших хм… отношений мне понятно, я ведь сам по ночам вижу кошмары и трясусь каждый раз, когда ты подходишь ко мне слишком близко. Вот как счас… Оливер? Что ты делаешь?
Фелисити с ужасом воззрился на руку Оливера, мягко и успокаивающе (так думал только Оливер, сам Смоук его мнения не разделял) гладившую его по плечу. Телу мгновенно стало очень жарко, а ведь странно, всего два часа назад по городу стрелял страшно холодный осенний дождь. Фелисити шумно сглотнул. С одной стороны, ему адски хотелось стряхнуть Олливеровское прикосновение, ведь папа дома, а если он запалит, то не видать ему наследства, как своих ушей. С другой стороны, романтическое скрытничество было ему в новинку, а все новое дико будоражило кровь. Ведь в школе ему не доводилось сбегать с подружкой ночью, сочинять ей глупых стихов и провожать до дома.

Увлеченный новыми ощущениями, Смоук прослушал звуки приближающихся шагов и скрип открываемой двери.
- Фелисити, сынок… - Теперь на руку Оливера, гладящую плечо Фелисити сквозь тонкую рубашку, с ужасом смотрели отцовские глаза. Мужчина замер на пороге, не смея ни закрыть открывшийся рот, ни отвести взгляда, примерзшего к длинным пальцам, ласкающим его сына.
Не привыкший к подобным зрелищам, мистер Смоук побледнел и с трудом выдавил из себя какой-то странный звук, отдаленно напоминающий «вот зэ фак». Сам Фелисити, ни живой ни мертвый, стоял столбом и не мог разлепить ссохшихся губ, чтобы подыскать оправдание поубедительней. Но букет цветов, неприкрытые ласки, его эрекция, страстно выпятившая ткань домашних штанов, говорили сами за себя.
Итак, Фелисити Смоук устроил себе аутинг перед отцом-гомофобом. Блеск.
Повисла гнетущая тишина из разряда тех, которые можно физически ощутить как неподъемный груз на душе.
Мистер Смоук смотрел на своего сына, Фелисити стоял, потупив взгляд, Оливер продолжал гладить своего птенчика, колко накрапывал мелкий дождик.
Первым нашелся Оливер, привыкший быстро реагировать в нестандартных и опасных для жизни ситуациях (только в этот раз что-то сплоховал. Лично Фелисити предпочел, чтобы при виде отца, Куин отшвырнул его от себя и припечатал кулаком в глаз с бешеным криком: «Не приближайся больше к моей девушке, коварный!»).
Он совершенно очаровательно улыбнулся и прямо засиял от радости, протягивая будущему тестю многострадальные розы:
- Здравствуйте, мистер Смоук. Я Оливер Куин, бойфренд вашего сына!

***
Вообще-то Оливер был уверен, что под именем Фелисити Смоук скрывается очаровательная девушка-гений из MIT и уже приготовился очаровать ее милейшей из своих улыбок, но в кабинете за компьютерным столом нашел взъерошенного паренька в огромных для узкого лица очках и как-то подрастерял былой энтузиазм.
Он, конечно, знал, что иногда мальчиков называют девичьими именами, но все равно удивился.
Ко всему прочему, внимательный синий взгляд сквозь не очень чистые стекла очков пригвоздил его к месту.
- Фелисити Смоук? – Оливер держал в руке изрешеченный пулями ноутбук, очень важный для расследования, поэтому решил перепроверить. Вдруг он вообще не при делах, этот… странный растрепанный мальчик в несвежей на вид рубашке-поло.
- Чем могу помочь? – Не очень дружелюбно поинтересовался парень, отрываясь от работы. Свет от монитора бликовал в его глазах.
- Вот, - Оливер опустил перед Фелисити нерабочий ноутбук и улыбнулся, но уже по привычке, - нужно узнать, что там.
Ярко-синий взгляд скользнул по дыркам от пули на крышке и мгновенно вспыхнул жадным азартом, как у ребенка от вида конфет.
- Что с ним? – Неубедительно маскируя интерес, спросил Фелисити, но пальцы уже оглаживали небольшие кратерочки на черной поверхности ноутбука.
Оливер беспечно пожал плечами:
- Неудачный выбрал ресторан. Иногда Старлинг-сити пугает меня количеством преступников!
Смоук недоверчиво скосил глаза на Оливера, но любопытство одержало верх.
- Конечно, мистер Куин, все будет в лучшем виде! – И расплылся в теплой улыбке. Действительно теплой и искренней, и Оливер… растерялся еще больше.
Он хотел что-нибудь ответить ему и втянуть в разговор – пустячный, о погоде, например, но взъерошенный мальчик снова углубился в работу и забыть забыл о его присутствии в своем кабинете.
- Ну, до свидания, Фелисити, - пробормотал Оливер у дверей.
Фелисити на секунду оторвался от компьютера и кивнул:
- До свидания.

С этого их дружба и началась. Через два года они как полноправные напарники ругались во весь голос и швыряли друг в друга пустые коробки из-под еды из кафешки за углом.
- Как ты мог так меня подставить, Оливер?!! – Одинокая палочка для суши полетела в Оливера, но ловко перехвачена Стрелой и отброшена в сторону.
Надо заметить, что сам Оливер своего птенчика жалел и ограничивался вялыми попытками возразить.
- Успокойся, Фелисити! Давай поговорим мирно! – Увернулся от пущенного в его сторону нераспечатанной коробки с чаем. Коробка, не угодив в цель, стыдливо затерялась в вихрах разросшегося под искусственным светом папоротника.
- То есть ты теперь предлагаешь нормально поговорить?! А тогда, - Фелисити прихватил из пакета батончик Сникерса и метнул в Оливера. Снова промахнулся. Сердце пропустило тревожный удар, когда шоколадка угодила в монитор суперновороченного компьютера, но он отбросил глупые сантименты – не время! Не время, черт возьми, раскисать. И пусть эту битву он позорно проигрывает, ведь запас метательного оружия, которое в случае чего не причинит никакого вреда, скоро иссякнет, и ему останется только пойти на позорный компромисс, - а тогда не мог? Ты хоть представляешь, через что мне вчера пришлось пройти? Он ведь всем рассказал, всем! Мать разревелась, а брат от гнева посинел. Я думал, он меня ударит!
Теперь посинел Оливер. Меньше всего на свете ему хотелось разбираться с семьей Фелисити, но обижать малыша не разрешалось никому, даже его собственному отцу.

Выплеснув злость, Фелисити устало опустился на стул и положил голову на сложенные на столе руки. Лаборатория теперь мало напоминала лабораторию, больше – тем, чем была два года назад. Каким-то заброшенным заводом. Всюду валялись палочки от суши, пакетики, коробки, свежесготовленная, но уже остывшая лапша желтыми червяками повисла на перилах, собирая на полу жирный сок.
Мальчик с девчачьим именем недовольно заворочался, когда слух тронули звуки мягких шагов. Оливер не подкрадывался к нему, как хищник к добыче, он в принципе был таким осторожным. И заботливым, ведь он столько раз спасал Фелисити из задниц всяких мастей! И милым тоже был, когда хотел, ведь вчера он старался…
Вчера. А-а-а!
Фелисити дернул плечом, стряхивая его прикосновение, обиженно засопел в сложенные руки.
- Успокоился?
- Нет, - глухо ответил Фелисити, не поворачивая головы.
- Поговорим вечером?
Сначала Фелисити хотел послать Оливера к черту, но рациональная часть его сознания (которая усердно подавляла чувственную долгие-долгие годы) посоветовала прекратить обижаться, и он поддался.
- Конечно. После того, как я…
- Что здесь только что произошло?! Ирак? Сирия? Афганистан? Господи Боже мой!
Спускавшийся Диггл подцепил мизинцев лапшину и обвел взглядом лабораторию. Он прекрасно знал, что произошло между его друзьями накануне, но отметить свое недовольство был обязан.
- Все в порядке, Диг, - Оливер обернулся и улыбнулся, продолжая сжимать пальцами острые плечи Фелисити, полулежавшего за столом, - мы разберемся.
- Ну конечно разберетесь, - возмутился Джон, - и уберетесь. Помиритесь. Поженитесь, теперь и у нас это разрешено. И детишек… - Оливер метнул в друга тяжелый взгляд, и Дигглу пришлось заткнуться.
Чтобы не быть втянутым в незапланированную генеральную уборку убежища, Диггл вовремя вспомнил, что он вообще-то молодой отец, ему не положено оставлять супругу в одиночестве ухаживать за ребенком.
Небрежно уронив лапшину на пол, Джон поспешно ретировался.

- Ладно, - практически следом за Джоном вскочил на ноги Фелисити и принялся распихивать по пакетам разбросанный им же мусор, - как-нибудь разберемся. В конце концов, я могу пожить и здесь. Если ты меня пустишь, конечно.
С явным намеком на то, что теперь Оливер никакой не принц-миллиардер, а нищий национальный герой и опальный гендиректор компании отца. Потеряв деньги, дом и клуб, Оливер переехал в свою лабораторию и был очень даже счастлив простой незатейливой жизни отшельника. Нехотя вспоминались дни на острове… самые счастливые и мирные из них, конечно. Только теперь рядом с ним были друзья.
Вид усердно прибирающегося в его жилище Фелисити подействовал на Оливера умиротворяюще. Позабыв о ссоре, он подхватил мусорный пакет и начал наводить на столе порядок.
- А я уверен, что все будет хорошо.
- Ты не знаешь мою семью, - покачал головой Фелисити, - но дам тебе подсказку: они просто демоны. С ними невозможно нормально разговаривать, и разумные доводы в споре с ними абсолютно бессмысленны. Я сам не понимаю, как прожил до двадцати трех лет и ни разу не попытался сбежать оттуда, хотя я вру, два раза все же пытался, но все безуспешно. Так вот, ко всему прочему, они жуткие консерваторы, мозгами застряли годах в шестидесятых прошлого века. А еще их жутко смутит твоя фамилия.
Не отрываясь от дела, Оливер слушал, как тараторил Фелисити. А ведь в первый день их знакомства особого словолюбия за Смоуком Оливер не заметил, правда, вторая встреча расставила все по своим местам: за полчаса, проведенных вместе, Фелисити успел сожрать ему мозг. Вот и теперь он разговаривал больше сам с собой, припоминал детские обиды и распалял себя сильнее: и обещанный, но не купленный велосипед, обидные прозвища от старшего брата, несвежая одежда, которую приходилось донашивать, испорченное зрение, ведь родители поскупились на очки со специальными стеклами. Он говорил и говорил, пока Оливер не кашлянул деликатно, прерывая длинную речь.
- Тогда я думаю, будет здорово, если я с ними лично познакомлюсь. Например, на следующей неделе, - он абсолютно серьезно произнес эти слова и проигнорировал испепеляющий взгляд Фелисити.
- О Господи, - Смоук возвел руки к потолку, ища там ответа, - почему он слышит совсем не то, что я хочу до него донести? Оливер, разве я предлагал тебе семейный ужин и знакомство с родителями?
- Нет, не предлагал. Это моя идея. Ну так что, следующая пятница устроит? – Оливер распутывал пушистые листья папоротника, чтобы высвободить из зеленого плена коробку чая, поэтому не видел, как Фелисити скривился, будто проглотил лимон.
- Я против, - категорично заявил юноша, снимая очки и протирая стекла краем рубашки, - рано еще. И неизвестно, чем все закончится. Я понимаю, ты привык уворачиваться от пуль и мечей, но я – не ты.
- Они будут стрелять? – Усмехнулся Оливер. – Не думаю. Слушай, будет весело. Я обаятельный, веселый и очень воспитанный, я им понравлюсь.
Фелисити ощерился:
- Ну если бы ты был девушкой…
- Я могу попробовать влезть в туфли…
- С ума сошел?! Этого они точно не просят мне. Ладно, ладно. Уговорил, - Смоук беспомощно развел руками, сдаваясь, - в следующую пятницу, только, я прошу тебя, не опаздывай.
Оливер на радостях хотел подлететь к своему воробышку и расцеловать его, но был остановлен упершейся ему в грудь рукой. Фелисити выглядел так, будто готов был убежать в любую секунду.
- Поговорим об этом завтра, Оливер. Мне еще нужно на работу. И вообще… прости. Что кинул в тебя пакет с молоком, это было нечестно, - впрочем, пакет с молоком Оливеру никакого вреда не нанес, наоборот, столкнулся со стеной и, разорвавшись, обрызгал половину лаборатории, - я не хотел ругаться с тобой.
Прихватив с собой пакеты с мусором, чтобы выбросить их по дороге на работу, Фелисити оставил недовольного Оливера одного в укрытии.

***
Капитан Лэнс позвонил ближе к вечеру и сообщил об очень странном убийстве в китайском ресторане. Жертвой оказался сам владелец заведения.
Оливер и Фелисити донимали друг друга молчанием и занимались каждый своим делом, и так усердно игнорировали друг друга, что к концу первого часа отчаявшийся Диггл уже прикончил две банки пива и серьезно принялся за третью, когда раздался звонок.
- А личность жертвы изучили досконально? – Джон лениво листал страницы на планшете, выискивая в виртуальном каталоге коляску для дочери поудобнее. Фелисити уже сканировал интернет на предмет любопытных фактов о сегодняшнем инциденте.
- Эрик Брайт, владелец сети китайских ресторанов в Старлинг-сити, это официально…
- А неофициально? – Оливер готовил новые наконечники для стрел. Ему уже нетерпелось выйти в город и выплеснуть на преступниках скопившееся за день раздражение, главным виновником которого был Фелисити, но ругаться с ним очень не хотелось.
Фелисити был одним из самых обидчивых людей, которых Оливеру приходилось встречать в своей жизни, и это иногда создавало некоторые сложности в общении с ним. Например, не всегда сдержанному Оливеру приходилось запирать недовольство наглухо, и это выливалось в то, что выливалось: напряженное молчание в лаборатории и сломанные руки и ноги его жертв.
Хотя иногда они ругались, и это было хуже раз в сто.
- Неофициально, - Фелисити встрял в разговор, быстро щелкая кнопками клавиатуры, - несколько раз ему были выдвинуты обвинения в не совсем легальных способах получения прибыли, но безуспешно. Прокурор не смог доказать причастность Брайта к крупной партии наркотиков из Мексики. Если подумать, он был большой шишкой. Думаю, дело в связях, которые он нарастил за двенадцать лет, которые плотно сотрудничал с китайцами. Может, они ему и обеспечивают защиту от государства…
Оливер задумчиво покрутил в руке готовый наконечник.
- АРГУС?
Диггл качнул головой, соглашаясь:
- Очень на них похоже. Где правосудие бессильно, там в дело вступают они.
Экран перед Фелисити вспыхнул синими и красными огнями.
- Я хакнул базу данных городского морга. Причина смерти: отравление цианидами. Что-то не похоже на АРГУС.
- О да, - хохотнул Диггл, - взрыв и литры крови – это их стиль.
Фелисити улыбнулся уголками губ:
- Взорвать полгорода, чтобы убрать одну цель. Вот это АРГУС, а тут…
- Ну, может, они наняли убийц поделикатнее, - Оливер с ними не согласился. Он сам работал на Аманду и знал, что от этой женщины можно ожидать чего угодно. Вдруг, она нашла такого же дурачка, каким был пять лет назад сам Оливер, и под угрозой гибели всей семьи заставляет его совершать мерзость, - нужно искать убийц, использующих яды. Скорее всего, они попали под влияние АРГУС.
- Неплохая версия, - одобрил их капитан на другом конце провода, - мы ее проверим.
- Так мне не идти? – Упавшим голосом спросил Оливер.
- Нет, - ответил Лэнс, - сегодня в городе тихо. Можешь отдыхать, Стрела.
И сбросил.

Через десять минут они уже просматривали список убийц, работающих с цианидами. Их оказалось ноль штук.
- Пробуй простые яды, - предложил Оливер.
Фелисити быстро изменил параметры поиска. Джон и Оливер за его спиной терпеливо ждали и перекидывались очень странными взглядами.
Диггл говорил: «Не дави на него, Оливер».
Оливер защищал свои позиции: «Я не давлю. Просто подталкиваю его».
Фелисити молча терпел то, что говорят о нем, игнорируя факт его присутствия.
- Итак, - всплыл длинный список с именами, - здесь и одиночки, и организации. Некоторые в Старлинг-сити не были ни разу. Оливер, это повод считать их невиновными?
- Нет, - отозвался Стрела, - отследи всех, чья активность была замечена в нашем городе. И поблизости тоже.
- М-м-м, одна организация и семь человек. Я сейчас распечатаю, - в принтере зашуршала бумага, и Фелисити протянул Оливеру список, - держи. Ты сегодня пойдешь их проверять?
Но Оливер уже складывал только что сделанные стрелы в чехол. Темно-зеленый костюм его уже ждал.
- Диггл, пойдешь со мной. Будем проверять по отдельности – так быстрее. Фелисити, найди нам их координаты.

***
Впрочем, ночная вылазка не принесла никаких плодов, она больше навредила, чем помогла в деле. Проверяя некоего Чарльза Уитмана, Оливер нечаянно прервал сделку между какими-то шишками и ожидаемо словил плечом пулю, пущенную профессиональным киллером откуда-то с крыши. С какой именно Оливер не заметил, потому что был занят немного другим, уворачиваясь от автоматной очереди.
Прячась за мусорными баками, он грустно думал о том, что нормальные наркодельцы совершают сделки не под открытым небом, а в каком-нибудь заброшенном заводе, благо в Глейд их навалом. А может, весь последний год сражаясь с братом-психопатом Слэйдом, он подрастерял навыки и совсем забыл, что за народ эти наркоторговцы.
Он выглянул из-за укрытия и отметил, что из-за вечернего тумана его потеряли из виду. Фелисити уже направил полицейских на место преступления, значит, ему нужно всего лишь пришить главаря. Уже прицеливаясь в маленького тощего мужика в строгом сером костюме, он открылся больше, чем хотел, и тут же был подстрелен.
Плечо взорвалось адской болью, и он еле слышно застонал, плотно сомкнув челюсти. Он старался абстрагироваться от нее, но получалось очень плохо, потому что Фелисити запаниковал, услышав выстрел.
- Оливер!!! Ты в порядке? – Голос у малыша срывался, он, верно, вцепился в край стола и с ужасом смотрит на монитор, ничего не показывающий – в этом районе нет камер слежения.
Оливер собрался с силами и подавил вспышку боли, чтобы его слова прозвучали убедительно для Фелисити:
- Я в порядке. Где полиция?
- Две минуты. Диггл…
- Не нужно Дига. Пусть возвращается, - Оливер опустил лук на землю рядом с собой. Раненое плечо не давало ни вытащить из колчана стрелу, ни натянуть тетиву, поэтому он рационально решил выследить расположение выстрелившего в него снайпера.
Площадку, когда-то бывшую, по-видимому, спортивной окружали горящие огнями высотки, и целиться в него могли хоть с какой: многоэтажные офисы и дома давали прекрасный обзор с любой из них. Значит, нужно всего лишь удрать вовремя, чтобы не сталкиваться с полицейскими.
И выход был один: перепрыгнуть через высокую сетку и пробежать целый квартал, где его послушно дожидался мотоцикл. Стиснув зубы, он зафиксировал за спиной лук и, пригнувшись, осторожно вышел из укрытия. Его скрывали вечер и туман. К тому же, участники сорванной сделки больше занимались друг другом, выясняя, будет покупатель платить за рассыпавшийся по земле кокаин или издержки лягут на продавцов.

Когда Оливер приземлился по другую сторону от сетки, до него донеслись звуки полицейских машин.

***
- Аккуратнее, Джон, я тебя умоляю! – Фелисити осторожно промакивал огнестрельную рану на плече Оливера влажным полотенцем и с ужасом смотрел, как Диггл набирает в шприц обезболивающее. Сам Оливер полулежал на стуле и смотрел на паникующего парня. Руки у него дрожали, глаза странно блестели. За два года, что Фелисити работает со Стрелой, он мог бы и привыкнуть к тому, что иногда плохие дяди делают Оливеру больно.
Однако, каждый раз малыш нервничал так, будто в первые увидел раненого человека.
- Все будет нормально, - Джон ободряюще улыбнулся Фелисити и строго посмотрел на Оливера, - сейчас вколю тебе лидокаин, потом достанем пулю.
На небольшом, явно не стерильном столике уже лежали готовые, Оливер очень надеялся, что стерильные зажим, игла и шовный материал.
От трех уколов плечо онемело, и боль постепенно притупилась. Только тогда Оливер смог спокойно вздохнуть: он совсем не заметил, как сильно сжимал челюсти. Диггл взял в руки зажим, Фелисити крепко зажмурился и опустил голову, стараясь не смотреть на устрашающего вида инструмент, но продолжал держать Оливера за руку, как бы поддерживая. Хотя из них двоих к обмороку он был явно ближе, чем Стрела.
Все происходило в относительном молчании, только Оливер глубоко и прерывисто дыша: рана оказалась не такой пустячной, как они с Дигглом предполагали, поэтому Фелисити открыл глаза только тогда, когда извлеченная пуля с глухим стуком опустилась в металлический почкообразный лоток. Джон сжимал в руке окровавленный зажим. Побледневший Оливер, с выступившим на лбу и над верхней губой потом, неотрывно смотрел, как его лучший друг готовит полулунную иглу и шовный материал.
- Фелисити, - Дигглу пришлось напомнить мальчику, - возьми раствор.
Смоук закивал и взял в руки кусок марли, промокнул его в антисептике и начал аккуратно обрабатывать края раны. Видимо, лидокаин в полную силу начал действовать только сейчас, потому что Оливер странно расслабился (впрочем, может это просто следствие беспокойного вечера, полного приключений, и небольшой потери крови) и нагло расположил здоровую руку на пояснице Фелисити. То ли поддерживал, то ли грязно приставал.
Диггл вежливо отвел взгляд, но успел заметить, как Фелисити пошел красными пятнами, недовольно что-то пробурчал, но руки не убрал.
Его друзья вели себя, конечно, забавно. Он вообще в первый раз видел смущающегося Оливера, ведь обычно все происходило несколько иначе: нехитрые ухаживания, дорогие подарки – и вот девушка уже готова подарить ему сердце, и он теряет интерес, а расставаясь, пытается сохранить между ними дружбу. Только в этот раз Оливер настолько боялся сделать лишний шаг или сказать что-нибудь не то, поэтому последний год молча пускал слюни по тощему айтишнику с вечно взлохмаченными светлыми волосами.
- Ты поаккуратнее, Диг, - неуместно заулыбался Оливер, - сделай все в лучшем виде, а то мне на следующей неделе предстоит знакомство с родителями.
Джон застыл с иголкой в руках и удивленно вскинул брови.
Фелисити покраснел сильнее, хотя казалось, куда уж там.
- Он бредит, - неуверенно начал отмазываться Смоук и отошел от Оливера на достаточное расстояние, - видимо, ты вколол ему слишком много лекарства, и оно повредило ему мозг. А может, у него мозгов никогда и не было!
Синие глаза посмотрели на Куина со всей строгостью, на которую были способны, но единственное, на что он обращал внимание – это приближающаяся к нему хирургическая игла.
Смотреть, как тебя зашивают, было не самым приятным зрелищем, поэтому Оливер обернулся к Фелисити и ободряюще ему улыбнулся.
- Твоя мама какие цветы любит?
Паренек метнул в него колкий взгляд, но ответил:
- Пионы. Они уже отцвели, Оливер. Так что ограничься банальными розами. А вообще, не стоит себя утруждать. Просто будь самим собой. Надеюсь, они не сильно будут нас бить, - он попытался весело улыбнуться, но вышло очень криво.
Пока они разговаривали, Диггл сшивал рану и оттягивал концы полупрозрачной лески, закрепляя узлы. Ему очень хотелось вставить несколько комментариев относительно не очень разумного поведения Оливера, но друг был ранен, и его приходилось жалеть.
- Если что, я тебя защищу.
- От кого? – Переспросил Фелисити, и в голосе мелькнула грусть. – От моего отца и брата? Нет уж. Постараемся без мордобоя, но я не обещаю. А еще возьму с тебя обещание мускулами перед ними не играть. Я прекрасно понимаю, какой ты отважный воин, но они моя семья, так что… будь помягче.
Оливер нахмурился. Он держал руку на весу, чтобы Дигглу было удобнее перевязывать плечо.
- Я же не собираюсь идти с войной! Мы просто поужинаем. Они узнают меня, я – их. Это стандартная процедура, Фелисити.
- Это не совсем стандартная процедура, - напомнил мальчик, - но ты прав, конечно же, ты прав. Я просто не могу успокоиться. Ну, знаешь, я всегда много болтаю, когда нервничаю, а тут впереди почти полторы недели, да еще и завтра презентация новых часов, которые я разрабатывал. У меня руки трясутся!
Диггл с Оливером понимающе переглянулись.
- Тогда тебе пора спать. Диггл тебя отвезет домой, - Оливер поднялся на ноги и проковылял к сиротливо прижимавшейся к стене односпальной кроватке, которую на прошлой неделе притащил сжалившийся над мучениями друга Джон. До этого момента бывший миллиардер спал на жесткой кушетке и заработал себе несколько синяков на боках.
Фелисити кивнул и, закутавшись в пальто, выскользнул из убежища и решил подождать Джона у машины. На прощание он мазнул по лицу Оливера печальным взглядом и ничего не сказал.
Оливер уже лежал в кровати, когда заметил, как на него пялился Диггл, замерший у лестницы, ведущей в клуб.
- Что?
- В первый раз вижу, как ты тупишь, - Диггл усмехнулся и поспешил покинуть убежище, чтобы не заставлять мерзнуть на осеннем холоде Фелисити.

Оливер прикрыл глаза рукой, пытаясь абстрагироваться от слабой боли, решившей к нему вернуться. Он уже принял таблетку трамадола и просто ждал, когда же отрубится, но сон к нему не шел.
Он скользил бездумным взглядом по выбеленному потолку и думал.
О том, как же чертовски прав его лучший друг.

Следующая глава

@темы: слэш, Arrow

   

Мечтай

главная